Карьер скальный грунт

Добавлено: 01.06.2018, 11:08 / Просмотров: 95372
Закрыть ... [X]

Zlobniy: другие произведения.


Предел изоляции

01 число 05 месяц 17 год. Утро.

Тренировочный лагерь Русской армии.

(берег безымянной реки где-то восточнее Демидовска)

   Если долго сидеть на берегу реки, можно дождаться пока по ней проплывут трупы твоих врагов.    Враги у меня определенно имеются. Причем мне точно неизвестно, кто они и сколько их.    И река имеется - приток местной Ориноко, не слишком широкий, полноводный, красивый в своей дикой мощи.    Вот только трупы врагов все не плывут и не плывут.    Но это не от того, что Сунь Цзы был неправ, а от того, что я тоскливо пялюсь на воду всего лишь второй час. А тоскливо мне от того, что организация нашей затеи не выдерживает никакой критики. И понимаю это не один я. Но все остальные молчат, делая вид, что все по плану.    А оно нихрена не по плану! Н и х р е н а.    - Ким, тебе нравятся коротко стриженые мужчины? Мужественные и брутальные.    Я-то знаю, что Алиска натура тонкой душевной организации, и мужество еще может оценить, а вот напускная брутальность ее точно не возбуждает.    - Что ты задумал? - с тревогой спросила Ким.    И вот как с ней после этого? Мои намеренья для нее очевидны. Как и мотивы, поэтому она не возражает.    - Хочу слегка сменить имидж, - собственно именно для того, чтобы иметь возможность радикально сменить свой облик, я ношу длинную шевелюру. - А потом съездить в город.       Неделю назад, в штабе Русской армии, как он сам представился, просто Федор, а я про себя окрестил его Седой. Так вот Федя Седой, подойдя к карте, глубоко вздохнув, хрустнул шеей и произнес судьбоносную фразу. Отправившую меня далеко и надолго.    ­- Есть одно дивное местечко. Как раз под твой случай. Н-да......, и, обращаясь к невзрачному оперуполномоченному по особо важным и не особо важным, попросил - Вань, ты это, ступай что ли. Сам же говорил - дел невпроворот.       Оперуполномоченный, никак не изменившись в лице, воспринял просьбу как должное. И это правильно, лишние знания, особенно если они секретные или около того, порою сильно вредят здоровью.    Когда за опером захлопнулась дверь, Седой продолжил.    - Должен вас предупредить, молодой человек, после того, как я поведаю вам суть вопроса, обратной дороги у вас не будет.    - Можно подумать у меня есть выбор.    - Верное замечание, но предупредить я был обязан. Ведь тебе придется решать и за свою семью............... н-да. Начнем, пожалуй, с краткой политинформации.    С текущим политическим моментом, я полагаю, ты знаком    С востока у нас море - теплое, чистое и относительно спокойное. Хорошая граница и транспортная артерия одновременно.    С северо-востока - янки. Там пока каждый сам за себя, на каждом хуторе шериф - по сути, удельный князь времен расцвета феодализма. И вроде как гребут все янки примерно в одном направлении, но очень уж в разнобой.    С севера - бразильцы, кубинцы и прочие латиноамериканцы. Там тоже самое, что и у янки, но в еще более запущенной форме.    С юга - естественная граница по Амазонке. А за ней точат кинжалы злые абреки, шахиды и прочие тревожные батыры, как бы случайно поселенные там Орденом. Причём самая радикальная и непримиримая их часть.    Увы, данная ситуация сильно вредит судоходству в нижнем течении Амазонки.    - В планах Партии и Правительства переломить неприемлемую ситуацию на реке? - перебиваю политинформацию вопросом.    Седой недовольно морщится, но не ставит меня на место, а поступает мудрее - отвечает вопросом на вопрос. Это не солдафон, это спецура. - А что бы ты сделал на месте Партии и Правительства? Двинул на юг бронированные орды, и построил на реке дредноутный флот?    - Речные мониторы, патрульные и десантные катера на Амазонке придется иметь при любом раскладе. Бронированные орды и последние доводы королей. Хм, видел я те орды, пусть они лучше по равнине катаются. А последние доводы пока скучают в парках.    Мне видится - решить вопрос с контролем Амазонки силой у Русской армии не хватит сил. Значит, вопрос решается не силовым методом - этих купить, с теми договориться, и по возможности стравить бородатых батыров между собой. Периодически демонстрировать силу все одно придется, восточный менталитет иного не восприемлет в принципе.    - Какой ты умный. Выйду на пенсию, скажу, чтобы тебя на мое место определили. Пойдешь?    - Не хотелось бы.    - Что так? Место теплое.    - Уж больно часто с таких теплых мест, на пенсию вперёд ногами выходят.    - Боишься? - колючий, но нейтральный взгляд особиста становится чуточку кровожадным.    - В том числе. Попеняете меня за трусость?    - Нет, это как раз нормально. Попеняю за то, что хотел услышать, но не услышал.    - Полагаю, речь пойдет за ту сторону света, которая не упоминалась. Горы на западе и так никуда от русских не денутся. Остается побережье за горами.    - Точно на мое место не хочешь?    - Точно.    - Ну-с, тогда смотри. Седой взял со стола папку, картинно сдул пыль и протянул мне.    "Секретно. Читать только в помещениях штаба. Не выносить. Не конспектировать".    Серьезные грифы. Что же там такого в папке?    Тяну тесемки.    Хм. Фотографии, в основном чёрно-белые, но есть немного цветных.    Прижавшие к океану поросшие субтропическим лесом горы. Узкая полоса побережья, с белой пеной прибоя. Несколько мелких островов, даже скорее скал, у горизонта.    Ага, лирика кончилась, пошло интересное. Вдающийся глубоко в берег узкий Т- образный залив. Сам-то залив I-образный. Палочку над Т формирует вытянувшийся вдоль побережья риф или скорее узкий остров. Следующее фото с проплешинами растительности подтверждает первоначальное предположение - залив от океана отделяет именно остров.    В залив впадает небольшая, извилистая речушка, с местами заболоченными берегами. Хотя фотографировали с большой высоты, с самолета или склона горы, и при ближайшем рассмотрении может оказаться, что речушка вполне себе серьезная река.    Ага, вот веточка в кадр попала, с горы фотографировали.    Следующие фото демонстрируют местность в разное время суток и в непогоду. Местами завораживающе красиво. Местами просто красиво.    В целом райское местечко. Живописные холмы вокруг залива, судя по цветным фото чистейшие воды. Первобытное буйство природы.    Курорт бы там построить, с блекджеком и шлюхами. Или санаторий. Первое прибыльней, второе спокойнее.    Хочу туда. Уверен, мне там понравится.    Полагаю, в расчёте на это мне эти фото и подсунули.    Так, а это что?    Типа топографическая карта. Очень типа. Примерно, как во времена Колумба - тут у нас Испания, тут Португалия, где-то там, в углу, плавает Англия, тут Атлантида, в этом углу русалки и Ктулху, а в этом вообще живут псеголовцы. Где-то еще есть Московия, но она так далеко в Сибири, что на карту Ойкумены отродясь не влезала.    А это что?    Точки с номерами, таблица какая-то - похоже промеры глубин залива. Шесть-восемь метров в самом глубоком месте. В остальных три-четыре метра. Крупный порт или военно-морскую базу не построишь, даже в перспективе. Но на данном этапе этого и не требуется. Как отправная точка для освоения побережья местечко подходит идеально.    - Где это место на карте?    - Западное побережье, по широте плюс-минус двести верст южнее Демидовска.    (тут я немого отклоняюсь от текущей карты ЗЛ крузворлда в сторону изначальной карты иллюстрации)    - Каким маршрутом добираться?    - Сперва на пароме по притоку Амазонки. Потом по долинам через хребет. Собственно во многом поэтому ты здесь. Тебе же не впервой.    - А конкретнее. Проводники есть?    - Есть. Целых два.    - С этого момента подробнее.    На лице Седого явственно промелькнуло - Хренасе у тебя запросы! Но ответил он по существу. - Может слышал, имеются у нас отчаянные на всю голову пионеры-первопроходцы. Их еще сталкеры кличут, - слово сталкер явно не нравится Седому.    - Слышал, имеются. И не только у вас. Но те с кем пересекался я, были сами по себе, весьма формально подчиняясь местным властям. А вот по какому ведомству проходят местные, я так и не понял?    - Местные-то, - Седой потер переносицу, - Изначально этих отчуганов собрал вокруг себя Демид. И послал..... в дальние-дали. Они сходили и вернулись. Причем не раз. А в текущем моменте..........    - В текущем моменте требуется взятие их под контроль Русской армией.    - Может еще расскажешь, как это реализовать? - вновь экзаменует меня Седой.    - Ничего умнее систематического внедрения в поисковые партии своих людей, мне не приходит. Может еще подогреть их по части оружия, медицины, экипировки и связи.    - На пенсию мне пора, н-да, - в очередной пожалился на возраст Седой и, резко сменив тон, продолжил. - Одна из групп нашла проход на запад. Больше того, они проехали по маршруту на Шишиге. Обратно правда притопали пешком и не все. Так и у твоей группы, по сути, билет в один конец. Пройдете.    - На регулярное снабжение можно рассчитывать?    - Можешь рассчитывать на гидроплан три-четыре раза в год. По тонне груза за раз. Может легкомоторник прилетит. Но это только врач и связь. Как с автотранспортом увидишь на месте.    - Дальняя радиосвязь будет? - смотря в сторону, особисты отрицательно качнули головами. - Тогда хотелось бы иметь свой гидроплан, вывезти раненого там. Или для экстренной связи.    - Это решим. Не сразу, но решим.    - А почему такая таинственность вокруг этой тему?    - Ну, как бы Орден нарезал анклавам их территории. И про западное побережье для русских уговора не было. Но не было и прямого запрета. Так что западное побережье будет того, кто захватит его явочным порядком. Однако заявлять права, так чтобы они были неоспоримы, стоит уже имея в тех местах крепкую базу и хотя бы двести человек жителей.    А до той поры сидеть тихо. Ибо, как на это посмотрит Орден, непонятно. Вряд ли его приведет его в восторг, что территория русских полностью перерезала континент. В не слишком отдаленной перспективе, это станет стратегическим фактором в торговле и геополитике.    Весьма вероятно, да что там - почти наверняка, Ордену данный факт не понравится и он пришлет в те места бородатых с юга. Или нехороших людей с севера. Что хуже, даже не знаю.    Если информация о колонизации русскими западного побережья просочится в Орден, политическая обстановка может сложится так, что мы от вас откажемся. Официально признав, что вы - энтузиасты действующие на свой страх и риск.    Неофициально конечно впишемся и в обиду не дадим. Но меры поддержки придется строго дозировать.    Воевать в тех местах нам решительно ни к чему. Нам надо обустраиваться. А это лучше делать в тишине.    Кроме того есть еще соображения на тему секретности. Но тебе о них положено знать только то, что они есть. И соответственно, всячески секретность обеспечивать.    - От вас будет куратор?    - Естественно.    - Что за группа? На какой технике?.................    - Тпру-у... не гони коней. Утром отправишься в наш тренировочный лагерь, там сам все увидишь.       Я увидел.    От чего чешусь в самых нескромных местах. Или это колются состриженные волосы?    - Смотрись, - Алиса выставила передо мной зеркало, некогда бывшее зеркалом заднего вида на каком-то из встреченных нами грузовиков.    - Ловко получилось. Не ожидал.    - Я отца стригла, - с нотками грусти призналась Ким. Поставив передо мной ведерко с водой, скомандовала,- Ополаскивайся и одевайся.    Одевайся. Буду одеваться, куда я денусь. Ноги в неприятные на ощупь, хэбэшные штаны, слегка заляпанные машинным маслом и грязью. На тушку линялый, штопаный тельник. Поверх драную куртку - спецовку, в которой вожусь с техникой. На свежестриженную голову кепку. Папиросы нет, точнее я не курю, и начинать не собираюсь, поэтому в уголке рта зажимаю спичку. На морду солнцезащитные очки в покоцаной оправе. И последний штрих - провести грязными руками по щекам и лбу.    - Как я?    - Однако....., - задумчиво протянула Ким. - Матерый шоферюга.    - Образ сгодится. Держись тут. Я постараюсь обернуться быстро.    Целую Ким в щеку и ухожу в сторону припаркованной на склоне холма буровой на базе шишиги. В отличие от личной техники предполагаемых участников автопробега это буровая ничья. За ней не закреплен конкретный водитель, или закреплен полный раздолбай - что еще хуже. Поэтому буровая брошена вдали от лагеря.    - Знаю я твое быстро, - не зло напутствует половинка.    Заводить машину сразу не стал, сперва скатившись вниз по склону на нетралке.    Вот теперь можно и заводить. Отгоню буровою обратно в Демидовск. Нашей группе она определенно ни к чему. Обученных буровиков в ней точно нет, я проверил.       Зачем мне радикально менять внешность? Так появляться в Демидовске мне строго настрого противопоказано. Даже запрещено.    Но надо.    Почему надо?    Потому,................... Есть в российском фольклоре слово "отъебись". Слово насквозь нецензурное, но в определенном контексте единственно верно описывающее ситуацию. В моем случае подготовка группы к выходу проводилось именно "на отъебись".    Не спустя рукава, не халатно, не бездумно, а именно "на отъебись".       Первый шок я испытал, едва прибыв на место.    Вокруг "лагеря", хотя какой это лагерь - пара навесов, закопчённая полевая кухня, стрельбище в соседнем овраге и скворечник сортира, загаженного так, что им пользуются исключитель местные мухи.    Вокруг этого, с позволения сказать, лагеря у которого по непонятным мне причинам как класс отсутствует охрана, в хаотичном порядке стоят автомашины, прицепы, и даже пара тракторов. Ладно, трактора, но машин было шесть и они все были разных марок.    Если сломается, а судя по виду транспортных средств полмки долго ждать не придется, КАК ИХ ВСЕХ ЧИНИТЬ БЛАТЬ!??? Это же нужна отдельная машина строго под запчасти.    Автомобильный зоопарк я еще как-то могу объяснить. Собрали машины по принципу лишь бы доехать. Хотя и на месте хотелось бы иметь работоспособные средства механизации и моторизации. Но, сука, они же все разнотопливные. Отдельно везти бензин и дизель?    Я тут, подобным образом, ехал недавно, так проклял все.    А ведь заправок по дороге, и уж тем более на финише не предвидится. Это мне конкретно довели.    Опять же зачем, нам буровая и автокран. Что бурить? Геологические керны? Я вас умоляю, для их обработки необходима лаборатория и специалисты.    Что поднимать двенадцати тонным автокраном на базе КАМАЗа, довольно старого и неполноприводного, кстати. Какие грузы под его двенадцати тонную мощь? И главное - где под это все взять дизтопливо?    Кроме того, точный маршрут мне не известен, и может статься где-то проходит по высокогорью. А атмосферный дизель в горах изрядно теряет в мощности. Как "задыхались" чешские дизеля я хорошо помню по заезду через хребет Кхам.    Дальше - больше. Пара электростанций, причем разных, одна бензиновая вторя дизельная и с виду не очень-то рабочая. В качестве мобильного источника электроэнергии лучше иметь один агрегат, как у Олега - сварка, электростанция и компрессор, скомпонованные на одном прицепе.    В качестве стационарного, хорошо бы соорудить гидроагрегат, киловатт на сто. Хотя первое время можно выкручиваться ветряками и солнечными батареями.    Что там дальше?    Старенький ПАРМ? (передвижная автомобильная ремонтная мастерская)    Ладно, на ПАРМ я согласный - штука полезная.    Но нахрена тут стоит прицеп с лощеным прогулочным катером. Зачем он? В море на нем далеко не выйдешь. Хлипкий, да и топливо опять же. Брали бы, так уж парусную яхту. С нее хоть какой-то прок. Может быть.    А катерок, это не плавсредство даже для прибрежного плаванья, это 100% балласт.    Еще одна машина загружена дугами разборных модулей натовского образца, из которых в этом Мире выстроена едва ли не половина жилья. Предполагается, по приезду поставить пару таких модулей. Видимо для проживания начальства. А остальным землянки копать, или шалаши строить?    Ладно, у меня добротная палатка захомячена, но тут далеко не все такие.    О еще и мотоцикл. С коляской бать!    Что-то мне резко расхотелось ехать с этой группой.    Я-то грешным делом возомнил, что буду за главного. Но оказалось вакансия уже занята, а я назначен в помоганцы.    И это я бы пережил, будь начальство толковым. Начальство таким не было даже близко.    Познакомившись с личным составом, а в особенности с начальником и приближенными точнее прихлебателями, решение - не ехать, оформилось кристальной ясностью.    Если меня, таки заставят выступить в путь с этими гражданами, до конца маршрута они не доедут. Гарантирую.    И это, не вопрос моей кровожадности. Это вопрос выживания. Меня и моей семьи.    Рулевым бродячего цирка поставили до нельзя делового гражданина - Кешу Одессита. Вообще-то он Иннокентий, и белорус по паспорту. А в Одессе у него жила бабушка. Иннокентием Петровичем его кличут исключительно ближники. Да и то только при нем. Все остальные зовут строго Кеша. Мужику за сорок лет, лысина в пол головы, он местный царь, бог и воинский начальник, а его Кеша.    Мне так больше про него ничего объяснять не надо.       Больше всего Иннокентий любил совещания. Три часа мусолить, что же лучше, солнечные батареи или ветряки. И какое количество аккумуляторов потребно для обеспечения электричеством. Это запросто.    Мужик, да у тебя проблем выше крыши - техника, люди, животные, запасы. Причем ни одна проблема толком не решается, ибо дальше разговоров дело не идет.    Злые языки быстренько нашептали мне, что в Демидовске Кеша трудился прорабом. Но достал начальство своей болтологией, постоянным срывом сроков и объемов работ. При этом никогда не был виноват, перекладывая вину на других. За что и был сплавлен с глаз долой.    Кто же его умный такой сюда пристроил?    При Кеше пара прихлебателей.    Первый - тучный вечно потный крановщик с того самого КАМАЗа. При нем супруга, склочная и завистливая. Сходу умудрившаяся крепко закуситься с Ким.    Второй - мутный тип армянской наружности, при навороченном внедорожнике, очень нелюбимой мною марки. Моя история началась с того, что я спалил вместе с пассажирами именно такой. Даже цвет тот же.    Про себя тип пафасно поведал, что в прошлом он "решала" и знает таких людей, что выше только звезды, а круче только яйца.    Есть такая весьма прибыльная и непыльная профессия - заносящий.    Когда речь идет за серьезные деньги, обыватели наивно полагают, что подобные "заносящие" взятки дают.    Это в корне неверно. У заносящих взятки берут.    Кто не верит, может попробовать. В девяти случаях из десяти вас просто отфутболят. Ибо вы можете оказаться стукачком, а в этом вопросе страх потерять кормушку пересиливает жадность.    Как по мне, так этого решалу, вполне можно переквалифицировать в лесорубы. Или в фермеры. Термин крестьянин у некоторых вызывает отторжение, то ли дело фермер. Нарубит дров и будет фермером. Пока опять дрова не понадобятся.    После первых посиделок, на которых я робко намекнул на текущие проблемы, больше меня совещаться не звали.    А мне не очень то и хотелось.    Коллектива нет. Больше того, отдельные персонажи друг друга не переносят на дух. А им предстоит годами жить бок о бок.    В лагере нет элементарного распределения обязанностей. Каждый предоставлен сам себе. По логике Кеши, люди вокруг взрослые, и самостоятельно разберутся, что делать. А он им не нянька,........... он начальник.    Хоть бы пищу совместно готовили, есть же полевая кухня. Дров нарубить, воды наносить, на охоту сходить, еду сварить. Все это объединяет людей, сбивая их в коллектив.    Даже этого нет.    Больше того, в то время как одни жрут от пуза, другие питаются весьма скромно. Скудно даже.    Узнав, что хуже всех приходится семейству пожилых врачей, я, тихо охреневая, тут же взял их к себе на довольствие. Благо выследить и подстрелить антилопу для меня давно не проблема. А круп, муки и сахара взято с избытком.    Так относится к врачам, причем врачам отличным, в голове не укладывается, Кеша, что бессмертный? Так даже у бессмертных болят зубы.       Еще я не обнаружил в лагере проводников-сталкеров и куратора от спецуры. Был, говорят, такой. Осмотрел все это безобразие и убыл в неизвестном направлении. Обещал вернуться. Может быть.    Приняв во внимание, что о конечной точке маршрута знаю только я. Иннокентий, к примеру, секретной папочки не видел. Делаю простой как мычание вывод - о ситуации кому надо известно. И по всем признакам разруливать ее предоставлено именно мне. Проверка такая, что ли?    Даже закралась мыслишка, что и нет за мной никакой охоты. А все это происки кровавой гэбни, или как там называется служба Седого. Но проверить наверняка это можно только одним способом, и если Седой прав результат мне сильно не понравится.    Хорошо бы дождаться визита в лагерь куратора от спецуры или самого Седого, и потолковать с ним. Однако кто сказал, что они появятся в лагере?    Ждать милости и плыть по течению не мой метод. Против течения я тоже не поплыву - без толку, я поплыву строго туда, куда мне нужно. А нужно мне к Седому.    Поэтому подо мной нестройно рычат восемь цилиндров ГаЗовского двигателя. Через отсутствующее боковое стекло солнце припекает, ежик свежестриженных волос, а за кабиной лязгает и срежещет железо буровой.    Я еду в Демидовск.   

01 число 05 месяц 17 год. День.

Демидовск.

      Демидовский околоток - два стоящих рядом строительных вагончика и морской контейнер, в котором оборудовано два узилища для задержанных.    Одна камера пустует, во второй мощно храпит пьяное тело.    На одном вагончике висит здоровенный навесной замок. Значит мне во второй.    - Здравствуйте, девушки. В смысле, товарищи милиционеры, как бы мне увидеть Василия - оперуполномоченного по важным и не очень?    Внутри околотка жарковато и накурено. Два стола, вдоль стены стеллаж с бумагами, ноутбук, печатная машинка, стационарная радиостанция, гудящий в окне небольшой вентилятор. И две молодые женщины в униформе местного пошива, с надписью "Милиция" на спинах камуфлированных курток.    - Товарищ, вы собственно по какому вопросу? - поинтересовалась сидящая за столом явно крашеная блондинка. При моем появлении характерно убравшая руку под стол.    Могу ее понять, видок у меня откровенно люмпенский. И женщинам я явно неприятен.    - Да вот, хочу написать явку с повинной.    - И что же вы натворили?    - Бензин мочой разбавлял.    Стражи порядка похихикали и сообщили, - Что, явка с повинной - дело нехитрое, и такие пустяки они могут уладить и без Василия Петровича, убывшего на срочный вызов.    Что не утроило уже меня.    Мне нужно поспасть к Седому. Но просто прийти в расположение Русской армии и попросить встречи с Седым я не могу.    Во-первых, могут и послать.    Во-вторых, закрыть на пару-тройку суток до выяснения.    В-третьих, при таком подходе, Седого я скорее всего не увижу.    В-четвертых, засвечу свою персону.    А единственный человек, который мне может помочь, это присутствовавший при нашей встрече опер.    Дождаться Василия Петровича в местном узилище мне не предложили. Хочешь ждать, жди на улице. Петрович обязательно придете, только неизвестно когда.    Мне оставалось только ждать.       - Это что за тело?! - грубо поинтересовался смутно знакомый голос.    - Клоун какой-то. Говорит, приехал явку с повинной написать, - ответил женский голос.    - Бухой, что ли?    - Нет, вроде трезвый.    - Разберемся, - и уже мне. - Чо хотел?!    Ух, блин, разморило меня на солнышке. Проспал приезд милицейского начальства. Нехорошо.    - Не признал, Василий Петрович? Видать богатым буду.    - Хм, насчет богатого это вряд ли. И где я тебя мог видеть?    - Ай-я-яй, гражданин начальник, третьего дня у Федьки на хазе пересекались. Вы-то ушли по-тихому, а мы с Федей и его кентами картишки разложили,- слегка дурачась, сказал я, снимая солнцезащитные очки.    И ведь ни разу не соврал. После того как более авторитетные граждане попросили оперуполномоченного на выход, мы с Федором действительно раскладывали на столе карты. Топографические.    - Гхм, силен, - крякнул опер, - Теперь признал. Легок на помине.    Что значит, легок на помине?    - Стряслось что?    - Стряслось. Парнишка с тобой прибыл, имя у него хрен запомнишь.    - Итц Лэ.    - Ага, он. Подстрелили его. Расслабься, пуля сквозняком прошла. Жить будет. А девка евоная, совсем дикая, стрелку брюхо продырявила. Тот немного побегал и окочурился.    - Опознали?    - Не-а. Только что в госпитале была стрельба. Кто, кого, зачем - непонятно. Но судя по тому, что армейская спецура оказалась там раньше меня и вполне в товарных количествах, это по вашу душу.    - Тоже не опознали?    - Без понятия. Говорю же, там армейская спецура работает.    - Тогда мне, не просто срочно, а архи срочно нужно повидаться с Федей. Но без вас мне к нему не попасть.    - Так вот ты зачем ко мне явился. Хм, толково придумал. Поехали.    - Василий Петрович, вы куда? - высунувшись в окно, поинтересовалась крашеная блондинка.    - Очную ставку проводить. Вызовите Виталика, пусть меня заменит, - отмахнулся опер и уже мне скомандовал - Куда!? Мало того, что ты особо опасный, так после тебя сиденья только в утиль. В обезьянник полезай.    Вторую ходку в расположение Русской армии я проделал, глядя на мир сквозь толстые прутья, приваренные к задней двери "лунохода".       - Вань, что-то ты к нам зачастил? - Седой выглядел уставшим и злым. - Если по больничке, так там случай конкретно по моему ведомству.    - Не дурак, понял уже. Я к тебе не за этим. Пришел тут один явку с повинной писать. Да только он тоже по твоему ведомству.    Дверь "обезьянника" со скрипом отворилась, впуская свежий воздух в раскаленную солнцем железную утробу "лунохода".    - Ты там как? Не сварился? - не слишком печалясь о моей персоне, поинтересовался опер.    - О как, - довольно крякнул Седой, явно узнав меня. - Быстро, однако. И полинял немного. Похоже, я в тебе не ошибся.    - И вам здрасти. В госпитале никто не пострадал?    - Первым делом о своих печёшься? Твои целы.    - А гости?    - А вот гостей взять не смогли. Живыми, - прояснил причину своей печали Седой. - Н-да, а давай-ка прокатимся. Глянешь трупы, вдруг вспомнишь кого. Заодно поговорим по дороге.    Только сперва перекрасим тебя в бойца РА. Твой текущий образ без дураков прекрасен, но там он будет не к месту.    В качестве растворителя для смыва грима сошло ведро нагретой на солнце воды и кусок серого, мягкого как пластилин мыла.    В качестве нового грима Седой достал из шкафа щетку, баночку гуталина и комплект формы-афганки, явно ношеный, но тщательно стираный.    Кроме начищенных сапог из старого грима на мне остались только солнцезащитные очки.    На пути в госпиталь поговорить помешал подсевший на КПП офицер, незнакомый мне, но явно знакомый Седому. Как только к машине подошел посторонний, я заткнулся, не успев толком начать разговор. А Седой сделал вид, что так и надо.       - Как же вы так? - с тихой грустью поинтересовался Седой.    Провалившая задание группа волкодавов уныло переминалась с ноги на ногу. Они не отводили взгляд, не прятали за спину потные ладони, но было видно - мужикам стыдно.    - Всего-то дел - прострелить клиентам плечо и ляжку. Толку теперь с них холодных, - Седой тяжело вздохнул и продолжил по существу. - При них нашли что?    - Только пистолеты с глушителями иностранного производства. Четыре штуки. Ни фотографий, ни записок, ни денег, ни удостоверений личности, - доложил старший группы.    - Наколки, особые приметы?    Старший отрицательно покачал головой.    - Собака?    - Прошла два километра до грунтовки. Там след теряется.    - И как же они собирались уходить?    - Пологаю, их высадили на грунтовке. А на отходе должны были подобрать около больнички. А может и не должны, а только пообещали подобрать. Больно уж они похожи на одноразовый вариант. Кстати, на переправе Эдгар тоже послал вперёд одноразовых.    Про себя делаю вывод - "Эти волкодавы Седого посещали место боя на переправе"    - Похоже на то, - согласился Седой. - Но контролер-то должен быть? Окрестности прочесали? Машины проверили?    - Тоже ничего. Есть мнение, контролер может быть из постояльцев или персонала больнички.    - Ладно. Покажите их.    Стоявший у трупов кряжистый круглолицый азиат со сломанным носом отдёрнул брезент.    - Эвано как нашинковали, - молвил Седой, осматривая трупы.    - Мы их еще на подходе срисовали. Хотели у входа взять, но там дохрена постояльцев покурить выходит, - старший группы кивнул в сторону небольшой толпы, скучковавшейся у входа в одноэтажное, П-образное здание госпиталя. - "Гости", видимо почуяли неладное, занервничали. Чингиз первому ногу простелил. Те выхватили волыны и давай шмалить в белый свет. А у нас же оружие роздано всем кому не лень. Вот все кому не лень по ним и отстрелялись. Чудо, что друг друга не постреляли.    На первый взгляд, несостоявшиеся киллеры отвалили минимум по два десятка пуль в пациентов госпиталя. Высокому, коротко стриженому брюнету с голубыми глазами что-то очень крупное просто выломало нижнюю челюсть. И теперь ее ошметки болтаются на лоскуте кожи. Как ни странно, язык уцелел и теперь свисал из горла бело розовой змеей.    Там от башки и остался только язык, широко раскрытые голубые газа, да остатки зубов верхней челюсти.    "Надо же, длинный какой", - никогда бы не подумал.    Второму телу помимо обычных пуль досталось еще картечью. Судя по разбросу картечин стреляли метров с пятидесяти.    - Кто его так? - словно прочитав мои мысли, Седой указал на труп блондина.    - Водила "неотложки". Снайпер хренов.    Опять же не понимаю печали спецуры. Как мужику на своей буханке с красным крестом по окрестностям города мотаться? Тут такие звери водятся, впору не двустволку, а ДШК возить.    - Как они по повадкам?    - Бойцы - не киллеры или спецура. Вторые стволы, которые они под одеждой прятали, мы еще на подходе срисовали. Да и не знали они, где искать клиентов. Фото-то нет. Максимум, что у них было словесный портрет.    - Или проводник из персонала больнички, - опять вздохнул Седой. - Теперь Эдгар, или кто там их послал, заляжет на время, - и выдержав паузу спросил у меня, - Узнаешь кого? Да ты очки-то сними. Приглядись внимательнее.    Очки я снял, за этим Седой меня сюда и притащил. Но на трупы демонстративно смотреть не стал. Не видел я их на переправе. Не значит, что убиенных там не было, но я их определенно не видел.    А грим у меня хорош, пара волкодавов, приходившая за мной в дом главного архитектора, узнала меня только сейчас.    - Ладно, берите "Аннушку". Что делать вы знаете. Вы двое со мной, остальные свободны, - подвел итог Седой.       - Догадываешься, зачем я тебя взял в госпиталь? - спросил Седой, когда мы подошли к его машине.    - Догадываюсь.    - И?    - Дабы, в случае возможного контакта в дальнейшем, я знал ваших людей в лицо. А они соответственно меня.    - Соображаешь.          Признаться, я думал, важные совещания по стратегическим вопросам проводятся хоть в каком-то подобии официоза. Но здесь другой мир - другие правила.    Похоже, Седой, да и не только он, не доверял тонким стенам здешних строений.    Четыре складных стульчика, складной столик, дающий много жара, но практически не дающий дыма костерок в тени прибрежных зарослей широкого ручья. Один из взятых Седым волкодавов на стреме. Второй возится с шампурами, мясом и прихваченной из города зеленью.    За столиком нас четверо.    Ваш покорный слуга.    Седой.    Пожилой мужик с мясистыми чертами лица и подпаленными рыжими усами, к которому Седой с нотками неподдельного уважения обращается - товарищ генерал.    Уставший, с воспаленными от недосыпа глазами человек Демида. Он не представился, но со слов Седого этот персонаж претворяет в жизнь особо ценные указания Демида. Он ни в коем случае не заместитель, а порученец по стратегическим вопросам, с весьма широкими полномочиями. К примеру, он может говорить от имени Демида или своей властью вынести весьма суровый приговор. И злоупотреблений за ним замечено не было.    От себя замечу - не представившийся персонаж, однозначно весьма подкованный технарь и напрочь лишен уголовных замашек.    - Излагай, но помни - времени у нас мало. Так что, говорим предельно по существу, - начал совещание Седой.    - По существу, организация "мероприятия" не выдерживает никакой критики. Но сказать ничего не могу. Понимаю, каждый человек, тем более специалист на вес золота, и работать придется с теми, кто есть. Потому строго про техническую сторону.    Я не знаю толком ваших планов на колонизацию западного берега. Но одно могу сказать точно, лично я сидеть, сложа руки, не буду. Считаю задачу колонизации ограниченным контингентом выполнимой, и буду выполнять ее в максимально возможном объеме. В независимости от того, я поставлен руководить проектом или кто-то другой.    - Судя по вам, молодой человек, я бы не хотел оказаться на месте того - другого, - хмыкнул в усы генерал.    - Не буду скрывать, возможен и такой поворот, - глядя в глаза генерала, признаюсь я. - Исходя из сказанного. По прибытии считаю необходимым иметь в Поселке достаточную механизацию и моторизацию.    - Вам же дали технику. Грузовики, кран, экскаватор, электростанции и даже буровую установку, - перебил меня тип с воспаленными от недосыпа глазами.    - Экскаватора не видел. И нахрена мне кран и буровая? Кстати, не благодарите, буровую я пригнал обратно в город. Что бурить, не имея толком буровиков, геологов и лаборатории? Будем реалистами, на первое время требуется мобильная геологическая партия с базой в Поселке, а никак не буровая, - Седой одобрительно хмыкнул - мол, я не зря притащил парня, а я продолжил. - Кран тоже оставьте себе.    Во-первых, выделенный КАМАЗ не пройдет по высокогорному бездорожью.    Во-вторых, на первом этапе оптимально подойдет простой гидроманипулятор грузоподъёмностью в тонну-полторы.    В-третьих, и это ГЛАВНОЕ - мне нужна техника, которую после перехода через горы можно перевести на альтернативное топливо.    Нефть, уголь и торф ждут героев только в сказке. Гарантированно рассчитывать можно исключительно на дрова. Значит, нужна техника с бензиновыми двигателями и газогенераторы.    До начала разработки нефтяных полей Вы использовали преимущественно ЗиЛы, ГаЗоны, Уралы и прочий совдеп, оснащенный газогенераторами. И, насколько мне известно, кое что из тех машин не переведено обратно на бензин и поставлено в резерв. Вот их и прошу мне выделить.    Идеально было бы иметь пять-шесть оборудованных газогенераторами ЗиЛ 157. Можно и ЗиЛ 131, но у "Захаров" (ЗиЛ 157) проходимость выше настолько, что в отличии от всех остальных им не нужна дорога а только примерное направление, и ниже степень сжатия - они меньше потеряют в мощности при переводе на газогенераторы.    Кроме того, и это критично, техника должна быть однотипна или максимально унифицирована. По прибытии часть машин я сразу разберу на запчасти. Да и в дальнейшем не исключён автомобильный каннибализм.    Идущие с группой трактора так же переоборудовать зиловскими шестерками и оснастить газогенераторами. В переходе я буду использовать емкости газогенераторов, как дополнительные топливные баки, - незаметно для себя с "мы" я перешёл на "я". Что не осталось незамеченным собеседниками, но на вид мне это не поставили.    - Уверен, что после такого использования газогенераторов они не рванут при первом использовании по прямому назначению? - едко усомнился человек Демида.    - Херня, перед эксплуатацией залью их водой или пропарю выхлопными газами. А может и то и другое - для верности.    - Складно, - согласился человек Демида. - Что именно нужно по технике?    - Как я уже говорил.............. хм. Я так понял, в свете последних событий, моим товарищам по пробегу Порто-Франко - Демидовск, тоже стало неуютно?    Седой кивнул, - Жаль, конечно, ты привел отличных специалистов, но всех кроме девушки - Елены кажется, и Александра, придется отправить с тобой. И видя вопросительное выражение на моем лице, Седой пояснил. - Елену уже определили в конвойную группу. Теперь между ней и охотниками до ее головы стоят два десятка суровых мужиков, способных без затей поотрывать бошки охотникам. Плюс еще два десятка мужиков, ошибочно считающих, что они тоже на такое способны.    А Александра зачислен в "речную пехоту". Там второй категории мужиков нет в принципе, исключительно первая.    После событий в больничке предполагал подобный поворот. И лично для меня это огромный плюсище.    Вот та-а-а-а-ак-к-к-ке-е-ен-н-н-н-ны-ы-ы-ый-й-й-й плюсище.    Теперь у меня есть проверенный в боях силовой ресурс в лице вождя, Олега и Степаныча. С таким ресурсом я быстро наведу в лагере порядок.    - Тогда мне нужны шесть-семь "Захаров" с газогенераторами. Три из них, в том числе один самосвал и один седельный тягач, желательно с минимальным пробегом. Остальные лишь бы доехали.    Трактора хорошо бы из числа тех, что местные умельцы клепают из автомобильных запчастей. Вполне симпатичные агрегаты. Главное максимальная унификация с "Захарами" по агрегатам и резине.    Если найдется, хорошо бы пару полудизельных тракторов типа "Ланц бульдогов". В европейских анклавах, и у янки их заправляют растительными маслами. Может, и здесь такие найдутся?    - Поищем, - уверенно пообещал человек Демида. - Если у нас нет, сменяем на топливо у купцов.    - Ко всем машинам, кроме одной и седельного тягача, одноосные прицепы. Если прицепов нет в наличии, дайте три-четыре убитых грузовика, мы их переделаем в прицепы своими силами. Дело это нехитрое, а у Вас без того забот хватает.    Тоже самое по тракторам.    Кстати, в накладе вы не останетесь, забрав взамен технику, выделенную для перехода, и машины моего конвоя. Катер, опять же, девок катать, - я не удержался от подколки, и, судя по дернувшейся щеке человека Демида, попал по больному.    - Пока все здраво. Решим, - твердо пообещал генерал.    Прервав разговор, крутивший шампура волкодав Седого, тот самый, что пытался отжать щенков, принес готовый шашлык к столику.    - М...? - волкодав продемонстрировал начальству флягу. Человек Демида ожесточенно потер переносицу. Генерал сглотнул и отвел взгляд. Седой отрицательно качнул головой. А моего мнения не спросили. - Наше дело предложить, - сбалагурил "шашлычник" и удалился к костерку готовить следующую порцию шашлыка себе и напарнику.    - Электростанций нужно две.    Одна киловатт на полсотни с зиловской шестеркой (шестицилиндровый двигатель, устанавливавшийся на ЗиЛ 157 и его современников) и газогенератором.    Другая, резервная, киловатт на пять-десять чисто бензиновая. Эта на случай форс-мажоров.    Солнечные батареи и ветряки, сколько не жалко. В крайнем случае, куплю за свои кровные в коммерческом магазине. Я видел, там они есть, хоть и дорого.    Так же нужна пара паровиков до полусотни киловатт. Один я видел в Солнечном, еще два здесь, в городе. Вам их есть чем заменить, мне нечем. А без них даже тривиальную лесопилку не запустить.    - Ты хочешь весь этот электрический зоопарк заставить работать на единую сеть? - голос человека Демида просто изливал злую иронию.    - Я слаб в электрике и боюсь тока. Но с подобным маразмом не ко мне. На обустройство единой электросети у меня тупо не хватит проводов и кабеля. Поэтому нужны хоть какие-то автономные источники энергии для удаленной фермы или лесопилки.    Н-да, лесопилки....    Вообще, вопрос механизации и потребного оборудования серьезный, требующий времени, вдумчивого подхода и посоветоваться с коллективом. Так что по материалам и оборудованию я накидаю детальный список. Ситуацию понимаю, борзеть не буду.    Теперь не по технике.    Нужны лошади, хотя бы дюжина.    - Пахать на них собрался? - съязвил Седой.    - Будет надо, будем пахать. Но в любом случае это, как минимум сильно повысит мобильность геологов, топографов и всех остальных.    - Табун за машинами погонишь?    - Определённо - погоню. Хотя пока не знаю, как именно. В машинах поедут, только коровы, козы, овцы и куры. Кое-что из живности я видел на "стойбище", назвать это лагерь у меня язык не поворачивается, но скорее всего скотина нужна еще.    Тоже самое по семенам и саженцам.       Детали обсасывали еще минут сорок.    Генерал в разговор не лез. Просто слушал, чтобы быть в курсе.    Седой по всему имел на колонизацию западного побережья какие-то свои планы.    Периодически клевавший носом, человек Демида видимо тоже имел инструкции на этот счет и скорее всего, решил для себя, что проще обеспечить требуемое и отвязаться от меня навсегда.    Когда человека Демида увезли, вот буквально - он заснул, едва сев на заднее сиденье свеженького Крузака. Генерал и Седой добавили мне головной боли.    - Раз уж с вами едет фармацевт. Получишь семена опиумного мака, лабораторное оборудование и кой какие реактивы. По эту сторону гор, возиться с опием крайне нежелательно в виду возможной утечки информации. У Нас с Орденом на счет производства подобной отравы есть определённые договоренности, нарушать которые лишний раз не хотелось бы.    Однако потребность в противошоковых и обезболивающих растет и с этим надо что-то делать. А у тебя там место тихое, тише просто некуда. Так что, по прибытии на место наладишь выпуск и первичную очистку опиатов. Парень ты умный, и будем надеяться, убережёшь вверенных тебе людей от злоупотребления отравой.    - Еще пожелания будут?    - Да, возьмёшь саженцы. Основной упор на Гивею. Судя по описанию, климат на западном побережье не слишком подходящий для культивации Гевеи. Но вдруг, что-то приживётся. Остальные культуры вторичны, по ним тебе выдадут письменные инструкции.    - Тогда у меня встречная просьба. Мне бы дехканина какого с опытом культивации опиумного мака. А заодно и с опытом культивации для просто пожрать.    - Я так и думал, что ты задашь этот вопрос, - подмигнув генералу, признался Седой. - Люди будут. Правда, они не совсем дехкане. На этом все?    - Нет. Остался один весьма щекотливый вопрос - бабы. У вас тут есть некоторое разнообразие. Даже публичный дом в наличии. А вот в замкнутом коллективе, половой диморфизм чреват нежелательными осложнениями.    - Где же мы тебе баб возьмём?    - Можете тупо купить. Можете отнять, как римляне сабинянок. Можете придумать что-то еще. Люди вы башковитые. Бабы сгодятся любые, необязательно русские, национальность в половом вопросе это не главное.    - Гы-г, ты же понимаешь, что это будет за контингент? - выдержав паузу, поинтересовался Седой.    - Прекрасно понимаю. Но я еще лучше понимаю, что может произойти, если этого контингента не будет.    - Хм, раз так, что-нибудь придумаем, - нехотя пообещал Седой.    - Если уж "контингент" такой. То придумайте с запасом, на случай естественной убыли.    В ответ на мою последнюю просьбу Седой лишь одобрительно хмыкнул. Как бы цинично это не звучало, но в силу специфики службы он тоже мыслил подобными категориями.       Но и на этом переговоры не закончились. Уже в машине, отвозивший меня в лагерь "шашлычник", всё-таки представившийся и оказавшийся моим тезкой, напомнил про щенков Мухи.    После часового торга договорились сменять трех щенков: пару кобелей и сучку на негодного к службе по причине увечий, но вполне годного к воспроизводству потомства кабеля восточно-европейской овчарки по кличке Ларс.   

01 число 05 месяц 17 год. Вечер.

Тренировочный лагерь Русской армии.

(берег безымянной реки где-то восточнее Демидовска)

   Оставленный утром лагерь встретил меня и сопровождающее лицо, голосившей нестройной толпой, перекрикивающей топу осатаневшей Мухой, взлохмаченной Алиской с добытым с альбиноса "Хеклер-Кохом" в руках, и малолетним прикрытием с одним на двоих "Бреном" без дураков развернутым на толпу.    Должен заметить, приключения в саванне пошли малолеткам впрок. И с "Бреном" расчёт управлялся не в пример лучше, чем со Станковом Горюнова в лабазе Гельмута. Причем, зная своих деток, с уверенностью скажу, они настолько на взводе, что без дураков готовы стрелять по толпе.    Ах да, был еще труп того самого горбоносого решалы. Просто сначала я его не заметил в высокой траве.    На ходу отобрав у расчёта "Брен", обхожу Ким и..............    Реально, я бы шмальнул поверх голов. Такой уж я стал нервный.    Но мы тут как бы инкогнито, и шуметь нам противопоказано.    ..... н-аааа, приклад "Брена" впечатывается в пузо Кешеного прихлебателя, голосящего громче всех.    Дал бы в рыло, но "Брен" увесистая железяка, и шанс сломать челюсть или даже шею почти гарантированный.    ..... н-аааа, Кеша скорчился рядом с прихлебателем.    А что там у нас такое звякнуло, камень? Ух ты, "Пистолет Макарова". Иннокентий вы значительно тупее, чем я о вас думал. И как вы только живы до сих пор?    - А ну, тихо, граждане, - скомандовал за спиной тезка. Но на толпу это не слишком подействовало.    - А она..., а он...убили-и-и-и...., -    - Тихо, я сказал. Разберемся.    - А псина...    - Что псина? - вкрадчиво поинтересовался волкодав Седого. Причем смертельный холод его тона пробрал даже меня. Буквально смертельный.    - Девушка, собачка в порядке? А щенки? - поинтересовался у Алисы мой тезка, сунув ей в руки откупоренную флягу. - Ну, раз целы, репрессии пока отменяются. Всем разойтись. Будем разбираться, - и, видя, что сила убеждения, подкрепленная магией снятого с предохранителя АК, подействовала, обратился ко мне, - Собственно, ты тут главный, тебе и разбираться.    - В смысле мне? Может вызвать из города оперуполномоченного?    - Нет, эти люди теперь не под его юрисдикцией, а под твоей.    - Алис, что случилось?    Ким прорвало.    Алкоголь из фляги, нервное напряжение, бушующий в крови адреналин делали рассказ истеричным и фрагментарно разорванным. Но понять ее можно - натерпелась. У нее вообще изрядный такой пунктик по поводу насилия над женщинами.    Горбоносый решала в компании Кеши продегустировал самогона. Немного - не настолько, чтобы слишком захмелеть, но храбрости у него прибавилось. А спермотоксикоз мучительно донимал уже не первый день. Вот джигит и решил попытать счастья с Ким. Тем более ее лохматого муженька, что-то с утра невидно.    Естественно был послан, но не успокоился и полез лапать Алису за третий размер.    Кончилось это прокушенной рукой джигита и парой сочных оплеух, прилетевших Ким - решала оказался кухонным боксером. И примчавшейся на шум осатаневшей Мухой, которая в отличие от Алиски, кусающейся по любителям, грызется в высшей лиге вместе с акулами, крокодилами и большими гиенами.    Против откормленной овчарки кухонный бокс помог мало. Останься покойный жив, хирургу пришлось бы шить его не меньше часа. А превращенную в рванину одежду только если, предварительно отстирав, пустить на тряпки.    Однако горячая кровь закипела, и покусанный, вопя, - Что он дом труба шатал, мама........., и блядский выводок голыми руками пэрэдушит, а бешенную суку два разА пристрелит, - достал из своего джипа помповик и на ходу пихая в него цилиндрики патронов двинул на разборки.    Манерный, кстати, ствол - Бинелли двенадцатого калибра, с кучей планок Вивера, подствольным фонарём и коллиматорным прицелом.    И зачем гладкостволу коллиматор?    Вот только мое семейство совсем не то, что месяц назад выехало из Порто-Франко. Помимо прочих неприятностей нам довелось пережить два боя, в каждом из которых число трупов перевалило за десяток. Вот только вся слава досталось папке, ничего не оставив на долю деток. А им не то чтобы хотелось славы, хотя, пожалуй, и это тоже. Малышне ужас как хотелось соответствовать высокому званию папки, который с их точки зрения крут неимоверно.    Крохотная малокалиберная пулька 5,6 миллиметра прошила навылет волосатый торс и слишком горячее сердце.    Несмотря на простреленное сердце, отошел покойный не сразу, но это его проблемы.    Прибежавшие на шум, врачи пытались оказать несостоявшемуся любовнику медицинскую помощь. На совесть пытались, без дураков. Они боролись за жизнь умирающего, как за свою собственную. Притом, что поговорив с ними прошлым вечером, я знал, что ни малейшей симпатии "решала" у них не вызывал.    Но между медиками и хрипящим, пускающим надувающим пузыри розовой пены, постепенно затихающим телом встал почти центнер лохматой ярости.    Ким пыталась оттащить собаку, но Муха, хотя ее трепетно обожает и готова порвать за нее любого, как лидера Алису не воспринимает - особенность породы.    Алиса конечно ее оттащила, и врачи приступили к своим обязанностям. Но время было упущено. Да и как они потом признались, шансов не было изначально.    А вот дальше пошло интереснее, на Ким наехали Кеша с пистолетом Макарова и с семейством прихлебателей в качестве акустической поддержки. Ну как наехали, пытались брать на горло, пока не разглядели развернутый в их сторону "Брен" в трясущихся ручонках.    И присоединившееся к ним семейство врачей. Они, видите ли, считают, что людей убивать нельзя.    Когда я вкрадчиво поинтересовался, - Где они были когда "решала" пытался изнасиловать Ким?    И услышал в ответ, - Мы ему сказали, что так делать нельзя.    Они сказали, с к а з а л и б.....ть!    - А если бы он, как обещал, пристрелил Муху и задушил моих детей?    - Ну что вы, варварство какое. Конечно же он этого никогда не сделал бы.    - А если бы сделал?!    - Не может такого быть, мы же люди.    И что с этой интеллигенцией делать? Кеша и его кодла типичные мудаки, без особых моральных устоев, таких в рамках приличий держит строго сила закон. Или просто сила.    Дожившая до седых волос, пара медиков и с к р е н н е верила в подобные ценности.    Насилие - плохо.    Людей убивать нельзя.    Женщин и вообще слабых обижать нельзя. Сильный он на то и сильный, чтобы защитить слабого.    Собак надо держать на поводке.    Давать детям оружие это вообще за гранью.    Сильна была Советская Власть, воспитала в подобном ключе своих граждан. Особенно тех, кто постарше.    Я не осуждаю, нет. Советской Власти было комфортно с такими гражданами - умными, мечтательными, верящими в идеалы, преданными. Гражданам было комфортно с Советской Властью - справедливой, несокрушимой, на века. Ибо, по-другому никак.    Вот только Советской Власти больше нет.    Мне-то проще, я дитя эпохи разложения, в которой декларируемая картинка все больше и больше расходилась с действительностью заката социализма в СССР.       Первым моим порывом было послать гундящую парочку идеалистов далеко и надолго. Но.    Я теперь вроде как тут за начальство. А толковые начальники руководствуются не эмоциями, а строго целесообразностью.    Имея жену и детей, целесообразно ли настраивать против себя единственных квалифицированных медиков?    Ответ очевиден.    А потому терпеливо и вежливо, но настойчиво отправляю медиков к их палатке.    - Иннокентий, и как тебя там, хотя неважно. Подхватили эту падаль и отволокли его подальше от лагеря. С виду землица тут мягкая, копать будет несложно. Как отволочете тело, вооружайтесь лопатами и копайте могилу. Хотя..... чтобы два разА не бегать, копайте сразу две. Вторую где-нибудь возле лагеря. Что значит, вы не нанимались? Муха-а-а!!!, - что характерно заклинание подействовало мгновенно, следующие указания пришлось давать уже в спину шустро удаляющимся землекопам. - И это! Как закончите с ямами, нарубите десяток крепких жердей. Как зачем? На кресты, конечно же. Так что без саботажа там, для себя же стараетесь.    Сильно сбледнув с лица, землекопы-лесорубы припустили бегом. Могу их понять - их двое, а лишнюю могилу копать всего одну. Соцсоревнование называется. В смысле соревнование за право проживать в социуме. Ну и вообще - проживать.    Убедившись что ситуация под контролем, человек Седого убыл в город. Муха вернулась в тенек кормить и облизывать пищащее, вечно голодное потомство.    А мне дико захотелось чая. Крепкого, чуть сладковатого и обязательно с лимончиком. И не из каких-то там пакетиков, а строго настоящий из пачки со слониками.    - Пап?    - А, убивец малолетний. Чая хочешь?    - Хочу, - судя по голосу сынишки чай ему интересен только как повод поговорить.    - Пап.    - М-м?    - Ты не будешь ругаться? - дуя на кружку с чаем, робко спросил Андрейка.    - С чего бы вдруг?    - Ну. Мы волосатого дядьку застрелили. Он так ругался на Алису и обещал убить Муху.    Вот только тон сынули не вяжется со смыслом сказанного. Хрена два он сожалеет о содеянном. В его возрасте вообще смерти нет. И интересует его исключительно мое отношение к случившемуся. И судьба "Бинелли", прислоненной к "Ниве" за моей спиной. Неспроста же он на нее все время косится.    И что я ему по-отечески скажу?    Банальное - хабар, это конечно святое, но до 12 калибра тебе еще расти и расти. Лет этак десть.    Или не менее банальное - пока меня нет, ты старший мужчина в семье и должен ее защищать всеми возможными средствами?    Так он и так справился с этой задачей.    Мог, правда, и перевыполнить. Шмальни он по толпе из "Брена", замять подобный геноцид сложнее на порядок. И потом там были не алчущие крови злодеи. А просто люди. Люди, какие они есть - глупые, хитрые, трусливые, идеалистичные.    Ругать или стыдить я его точно не буду. Да и, по сути, не за что.    При этом стоит его слегка притормозить. Да и не только его.    - Ганфайтер, сестра где?    - Ким успокаивает.    - Зови обеих. Скажи, я чай заварил, - а папка пока поразмыслит над ответом.    Сына было проворно дернулся в указанном направлении, но, притормозив, поинтересовался - Пап, кто такой ганфайтер?    И что с ним делать?       Размышляя над ответом, достаю из-за ремня отобранный у Кеши ПМ.    Дать что ли детям из него шмальнуть?    Машинально выщелкнув магазин, давлюсь горячим чаем. Ну, Кеша, ну долбоеб. С к а з о ч н ы й.    Собравшаяся почаевничать, семья застала папку дебильно ржущим над разряженным "пистолетом".   

02 число 05 месяц 17 год. Вечер.

Тренировочный лагерь Русской армии.

(берег безымянной реки где-то восточнее Демидовска)

      - Ты не перегибаешь палку? - поинтересовался Седой.    - В смысле?    - Мне тут все уши прожужжали. Ладно, твои детки по беспределу завалили уважаемого гражданина. Так ты еще и заставил других хороших людей копать собственные могилы. Как фашист прям какой-то.    - Так и сказали?    - Угу. А потом велел кресты делать. И приговаривал - старайтесь лучше, для себя делаете, - по нейтральному тону Седого не понятно его отношение к наветам. Впрочем, у него всегда такой тон.    - Вообще-то я поставил задачу копать вторую яму под новый сортир. А то загадили все вокруг, ходишь как по минному полю. Развели антисанитарию.    - А кресты?    - Где вы тут кресты разглядели? - креста нет даже на могиле безвременно почившего "решалы". - Раз уж выкопана яма под новый сортир, дабы не смущать других голом задом, в момент дефекации, логично оградить это безобразие подобием плетня. Придать ему, так сказать, более цивилизованный вид.    - Методы у тебя, однако, - переварив информацию, Седой сменил гнев на милость и даже повеселел.    - Действенные, - откровенно веселясь, поддержал мой тезка, неотлучно сопровождающий начальство.    - А где жалобщики? Что-то я их во всей этой кутерьме не наблюдаю.    - Еще на въезде упали в ноги, видимо с ночи готовились к моему приезду. Просили забрать их отсюда куда угодно. Хоть на песчаный карьер, хоть на погрузку угля, а еще лучше на ликероводочный, но лишь бы подальше от тебя, - сбалагурил Седой.    - Толково придумали. Заберете? - с нескрываемой надеждой попросил я.    - Тебе что, люди не нужны?    - Такие нет.    - А других нет, - жёстко ответил Седой.    Предвидя такой поворот, я за ствол, ибо могут и не так понять, протянул "ПМ" Кеши.    - И что?    - Трофей, отобрал у Кеши. Гляньте, чем заряжен.    - Н-да......., - скорбно протянул Седой. - Людей поищем.    "ПМ" Иннокентия оказался газовым муляжом.       Вместе с Седым в лагерь нагрянули мои товарищи по автопробегу Порто-Франко - Демидовск. И это есть гут, теперь, опираясь на проверенных людей, можно наводить свои правила. Приехавшим со мной не надо объяснять зачем нужна круглосуточная охрана периметра. Зачем формировать этот самый периметр, выстраивая его из грузовиков.    Можно наконец-то начать готовить технику, оборудование и прочее имущество к переезду на новое, теперь уже окончательное, место жительства.    Как ни странно, подобный выверт судьбы не вызывает в коллективе особого негатива. Я ожидал сильно худшего.    Побледневшему от потери крови, вождю снова оказаться в знакомом коллективе откровенно в радость. И перспектива осесть фермером на хорошей земле его совсем не пугает. Скорее наоборот. Зря, что ли он привез с собой фордовский трактор.    Его миниатюрной супруге с большим животом мироустройство еще проще - муж рядом, вокруг знакомые лица. Что еще нужно индейской девушке для счастья?    Ехать куда-то в глушь за горами? Пф-ф-ф, первый раз что ли.    А вот сестры вождя недовольны. И если десятилетняя Инес быстро забылась в роли главного заводилы местной малышни. То красотке Мэри откровенно не хочется покидать Демидовск.    Во-первых, обладая симпатичной мордашкой, весьма обольстительной фигуркой и бешеным темпераментом, она просто тонула в океане мужского внимания. И ей это откровенно нравилось.    Во-вторых, демидовские медики оценили ее способности. В особенности владение английским и испанским, ибо нерусские пациенты там не редкость, а скорее норма, с тенденцией к росту.    Нефтюшка и тяжёлая промышленность это конечно хорошо, однако укреплять обороноспособность новой Родины стоит и высокими технологиями. А медицина из них наиболее востребованная, притом не требующая перевозки неподъемного или крупногабаритного оборудования. Все что нужно медикам, без затей помещается в обычные грузовики.    Еще хуже ситуация с Ольгой. Дефицитнейшего фармацевта обласкали со всех сторон. В особенности в плане быта. А ей хочется спокойствия и простого - бабского счастья. Что бы размеренная работа, аккуратный домик за живой изгородью, озорники - дети, уставший муж после работы и никаких побегушек со стрельбой.    Вместо этой почти осязаемой мечты опять ехать в запредельную глухомань.    - Мы Кешу заберем на обратном пути, - вывел меня из задумчивости Седой. - Найдешь, чем его занять до вечера?    - А как же. Должен же в его жизни случиться дембельский аккорд. Старый сортир закопать. Новый соорудить. Займу короче.       Седой убыл по своим шпионским делам, а я занялся привычными командирскими делами по обустройству лагеря и новому образу жизни в целом.    Должен заметить получается у меня складно - я поднаторел в подобном руководстве.    А пока Иннокентий и Ко обустраивают отхожие места. Ким, Мэри и Ольга исчезли из поля зрения по каким-то своим бабским делам. Стоит взять паузу и кратко пробежаться по персоналиям, обнаруженным в лагере.    Первым, кто обратил на себя мое внимание, был Петр - спокойный как вечность мужичонка с золотыми руками. За растущие из правильного места руки окрещенный мною Кулибиным. Подобное обращение ему явно импонировало, и подобная форма обращения быстро и естественно прилипла к данному гражданину.    Из имущества у Петра был только молоток и золотые руки. Про светлую голову сказать не могу, ибо в этот мир Кулибин попал по собственной глупости. Решил срубить бабла, подработав строителем на вахте.    Собрался, выехал. Дальше была бутылка, другая и сладкий сон. Проснулся Петруха уже на Базе Ордена.    Помыкать собой Иннокентию он не дал. Но и открыто послать того по правильному адресу не тот типаж. Так что Петруха включил дурака и стал наблюдать, чем закончится этот цирк.    Цирк закончился мной. На счастье Петра он закончился раньше, чем продукты в его сидоре.    После Кулибина я познакомился с приданными переселенцам медиками. А заодно и накормил их ужином и прочими вкусностями, о чем потом долго жалел. Лепиловы Артемий Карлович и Илона Иосифовна пара пожилых медиков.    Он в прошлом военный хирург или что-то в этом роде. Судя по его рассказам, Артемий Карлович практиковал на всех континентах за исключением Австралии и Северной Америки. В Антарктиде и Индокитае он судя по всему действительно бывал, слишком уж ловко ориентируется в тамошней географии и сортах местной герильи (это я про Индокитай). Местный жаркий климат ему явно привычен. Как и дикие природы, супротив которых у доктора имеется проверенное средство 12 калибра.    Она зубной врач и ассистент мужа (хотя на счет мужа это совсем не факт) в случае серьезных операций. Подозрительно хорошо разбирается в воинских нюансах и прекрасно владеет немецким языком, что как бы намекает на работу в ГСВГ.    При медиках куча хирургического инструмента, портативная стоматологическая бормашина, и масса прочих медицинских полезностей. При этом довольно скромно, даже бедновато по части быта.    Лепиловы они ровно настолько же, насколько я Кац или Иванов. Да и развешанная ими по моим ушам "легенда", не выдерживает никакой критики. Лепила это вообще врач на "специфических" диалектах.    Полагаю, Седой пересекался с ними в Том Мире по своим шпионским делам. Скорее всего, они даже причастны к работе спецслужб.    Как столь ценные кадры попали в миссию по заселению иноземельных окраин? Хотя правильнее будет сказать за какие "заслуги".    У гражданки Лепиловой по всем вопросам имеется свое - отличное от прочих мнение, и это мнение она постоянно доносит до окружающих. Причем в назойливой и безапелляционной манере.    Как ее терпит муж, для меня загадка. Хотя он и сам горазд почесать языком, особенно после пары стопок. И тут из него выливаются обида и злость на Страну, которой он отдал всю жизнь и которой стал в одночасье не нужен.    В конце концов, громадное, но небеспредельное терпение демидовских медиков лопнуло и сварливую парочку вежливо, но настойчиво откомандировали в места отдаленнее отдаленного.    Хотя возможно имела место и нездоровая конкуренция. Фактов у меня нет, но червячок подозрения отчего-то точит.    - Степаныч, а ты чего такой загадочный?    - Я? Дык, это, - пожилой водитель отложил в сторону здоровенный гаечный ключ, которым протягивал болты своего нового железного коня. У Седого слово не разошлось с делом и Степанычу Маз заменили на седельный тягач ЗИЛ 157. А Олегу соответственно достался новенький ПАРМ на базе того же "Захара". Плюс мужики на пару, сумели отжать еще каких-то ништяков.    - Особист сказал, они младшенького моего нашли. Он уже в Портефранко, или даже морем плывет в Москву. Скоро будет здесь.    - Что сказать - Поздравляю!    У от таких новостей у мужика словно крылья за спиной выросли. И куда девалась перенапряжение последних дней перехода?    Что смысл жизни животворящий делает.    Если это яблочко упало не слишком далеко от яблони. То простой деревенский парень - без затей, однозначно усилит нашу группу.    Надо только что-то с половым вопросам решать, причем срочно. А то проблем не оберёшься.    Следам за врачами необходимо вписать в коллектив семейку сербских строителей.    Глава семейства - дубленый балканскими ветрами семидесятилетний старикан по имени Вук. Несмотря на солидный возраст, жилистый старикан еще бодр, трезв рассудком и даже ограниченно работоспособен.    Основная надежда на комфортное размещение по приезду сына Вука - Горона. Горону чуть за полтинник. Такой же сухощавый, как и отец, с мозолистыми ладонями строителя и абсолютно седой.    На родине мужик почти тридцать лет отработал реставратором. А реставрировать там есть что. Ибо в тех местах основательно строились если не с эллинских времен, то уж со времен римской республики точно. Если верить Седому, по части работы с камнем Вук и Горон просто боги.    Широкая в кости, с чуть грубоватыми чертами лица и большими печальными глазами Майа - жена Горона. Как я понял, Майа не сербка, а словенка.    И их внук чумазый шалопай Гойко, возрастом чуть младше моих детей.    Еще год назад семейство было намного многочисленнее, пока не познакомилась с подзабытыми со времен вермахта этническими чистками. Что конкретно у них случилось, и кто чистил, сербы не рассказывают. А потом был вербовщик Ордена, переход в Порто-Фрако и знакомство с русским конвоем.    Последние обитатели лагеря, разбившие свое стойбище чуть в сторонке, вообще негры. Парень и девушка вполне детородного возраста, освобождённые людьми Седого в ходе не слишком дружественного визита на южный берег Большого залива.    Да и с чего бы им быть дружественным?    Подвозя меня в лагерь, тезка рассказал, как отправленные в те места торгпреды Москвы умерли весьма поганой смертью. Учитывая, что среди торгпредства были женщины, вышло совсем кисло.    Наведение неконституционного порядка не заставило себя долго ждать. Беспредельный гнойник на побережье выжгли каленым железом, по принципу - Ну и что, что конкретно ты не убивал, и в душе даже был против. В вашем городишке убили русских, значит, ты виновен. Привыкайте.    Попутно, забрали все ценное, в смысле лишнее, и приросли сотней живого товара, освобожденного с местного рынка. Там живым товаром вполне себе приторговывают.    Наведя порядок, хотели поставить рулевыми своих протеже из числа завербованных местных. Но тут уже возбудился Орден. Мол, сатисфакция - сатисфакцией, а большой политик - эксклюзивная прерогатива Ордена. Так что можете еще кого убить (да хоть всех), но потом будьте любезны - удалитесь откуда прибыли.    Знание великого и могучего от обитателей Африки никто не ожидал. Из всех человеческих диалектов негры чутка бакланили на французском, что коммуникации никак не способствовало.    Как их там зовут на самом деле, Иннокентий разбираться не стал. Что-то созвучное с Чаак и Гекко. Будите Чук и Гек - вам подходит.    Говорят, негры не против. Я соответственно тоже.    Группе колонизаторов они достались по принципу - Нам-то они зачем? Вот и забирайте их себе.    Этим коллективом предстоит колонизировать новый чудный мир.    Н-да, могло быть и хуже.    Русских крестьян хотите?    С этим, извините, проблема.    И проблема эта в дичайшей плодородности целинных земель по берегам местной Москвы реки. По слухам - в тех местах, Буратино или другого какого дуболома прислонишь к забору, так следующим утром он уже корни пустил и заколосился.    Седой непросто намекнул, а четко дал понять - русских аграриев у него для нас нет. Что может быть и неплохо, ибо у последних нет агротехнического опыта субтропиков.    Но я жуть как хочу заполучить толкового агротехника, знакомого с подобным климатом.    Судя по записям разведгруппы, исследовавшей западное побережье, климат там мягче - не такой жгучий в сухой сезон, и более сухой в сезон дождей. Судя по описанию, годовое количество осадков на западном побережье меньше, чем на восточном. Зато распределено более равномерно, и дождик в сухой сезон, там совсем не редкость.    А пока надо взглянуть на негров своими глазами. И пустить их кипучую энергию на благо коллектива.    - Мэри, что ты больше ненавидишь - расизм или негров?    Ну вот, как с ними жить? Задумалась. Крепко.    - Что тут думать, прыгать надо!    - Куда?    - Туда............ пошли, пообщаемся с чернокожими пастухами. Даром что ли мы на двоих шесть языков знаем.    Ну, блин, опять задумалась, считает. О, еще и пальцы в кулачек загибать начала.    Свой местный диалект с непроизносимым названием, испанский, английский, русский. - Дон, ты ведь говоришь на немецком?    - Йа-йа, натюрлих. И я не Дон, а Ден.    - Пять получается.    - Что пять?    - Мы знаем на двоих пять языков.    - Видишь ли, Мэри, русский и русский матерный это не одно и то же. Кого хочешь спроси. Только не Ольгу. Что за русский матерный? Это тот, который твой брат освоил буквально за пару дней.    Стадо из пестрого козла и пяти любопытных длинноногих коз, из-за которых чернокожая часть отряда селилась особняком, выбежала встречать гостей еще на подходе. Любопытные, поджарые, подвижные, с кисточками шерсти под мордой.    Сами пастухи остались встречать гостей, скромно переминаясь возле своего жилища - просторного шалаша архитектуры "Ленин в Разливе", обнесенного жиденькой стеной крааля.    Должен заметить, пастухи эффективно использовали растущий кольцом кустарник, частично вырубив лишние кусты и оплетя ими оставшуюся растительность. От местных хищников, крайне иллюзорная защита, но сильно лучше, чем ничего. Есть где на ночь укрыться стаду, а для встречи хищников к стенке шалаша прислонена старинная двустволка гаубичного калибра и потертый АК с обмотанной синей изолентой парой магазинов. Последний явно против хищников двуногих.    К перекладинам шалаша подвешены две полупустых пластиковых полторашки, одна с крупной солью, вторая с рисом. Перед шалашом из крупных закопчённых камней выложено кострище. Рядом с кострищем вязанка толстого хвороста и массивная коряга, используемая как колода для рубки. В корягу воткнуто нечто среднее между томагавком и плотницким топориком, явно кустарной ковки.    Несмотря на ночевку коз в краале, вокруг шалаша относительный порядок - чисто (тоже относительно), практично, эффективно и где-то даже основательно.    На полшага впереди, как бы прикрыв собой темнокожую девушку, нас встречает высокий худощавый подросток практически призывного возраста. Стопроцентный негр, круглолицый, с крупными зубами, мясистыми носом и губами. Да что там губами - губищами. Коротенькие, сильно вьющиеся волосы рассечены толстым свежим шрамом.    Чтобы оставить такой шрам, мало злости, тут надо бить и со знанием дела и специально изготовленным дрыном.    Впрочем, на худом теле прирожденного стайера хватает подобных отметин. Такое ощущение, что парня метелили в приступе неконтролируемой злобы. Хм, а он кого-то прикрывал своей тощей тушкой.    А ладошки-то у паренька мозолистые. Интересно это Чук или Гек?    Позади парня к его спине прижалась смуглая ровесница. Вот только если в чертах девушки и прослеживается африканская кровь, то ее надо очень долго искать. Да кожа у нее хоть и смуглая, так мы тут все изрядно загорели, но типаж скорее индийский с явными паназиатскими нотками.    Несмотря на копну спутанных, не слишком чистых волос, симпатичная, стройная, как французская манекенщица, что неудивительно при таких-то харчах, с небольшой красивой грудью, задорно торчащей через ткань слишком большой для нее футболки.    Двигаясь, девушка едва заметно прихрамывает на правую ногу, хотя видимых повреждений на стройных ногах не видно. Уши проколоты, но серег в них нет.    Зато у Вождя как раз имеется пара трофейных серег, снятых после бойни на заправке с покойной блондинки. Он их сдуру предложил Чиси, за что был нещадно порицаем женской частью его семьи. А тут можно извлечь из них практическую пользу. О чем я сразу и сказал Мэри. Она хоть и помялась, но не возражала.       Знакомство прошло успешно. Парня звали не Чук, а Цчаака, простите мне мой французский, точно мне не выговорить. Девушку звали Гекко, или скорее Хеко. Родом она из Суринама. Чуком и Гекам их крестил не Иннокентий, а юморные парни, наводившие антиконституционный порядок в месте, где эта парочка сидела на зиндане. Толи чем-то огорчили своего хозяина, толи просто ожидали покупателя.    Отдельно замечу, в этой паре - фактически семье, все важные решения принимает прекрасная половина. Мягко и ненавязчиво, но последовательно и непреклонно.    Не прошло и часа после нашего визита, как Хеко скоблила котлы, доставшейся нам полевой кухни. Чак натаскал хворост, и в котле аппетитно забулькала солянка.    Увы, главным ингредиентом всех местных блюд является мясо, коего вокруг бегает в достатке. Овощи еще туда-сюда, а вот крупу, приходится экономить.    От того основной ингредиент местной кулинарии - мясо, или субпродукты из него: сушеные, сыровяленые, копченые переработанные в колбасы. Отлично прижившиеся в местном климате оливки и томаты, лук и лимон. Что не вари, получится солянка.    Огурчик бы еще, соленый или маринованный. Но пока дефицит-с.    - Артемий Карлович, как вам стряпня?    - Неплохо, молодой человек, весьма неплохо.    А то я не вижу, что неплохо, солянка вышла на славу и доктор неспешно хлебает уже вторую тарелку.    - А как вы относись к молочным продуктам?    - К ним можно относиться плохо? Деткам особо пользительно. Нет, встречается конечно гиполактозия, это когда лактоза плохо усваивается организмом, но в целом................ А в чем подвох?    Неглупый мужик Артемий Карлович, занудный, но неглупый, уже усвоил мою манеру вести дела.    - Да вот пастушка наша прихрамывает....... Э-э-э-э-э, доктор вы суп-то доешьте.       К возвращению Седого я проделал еще одно дело, с которым тянул последние сутки. Национализировал имущество покойного "решалы".    Из путного группа приросла под завязку набитым пачками с чаем, самоваром на ведро, автомобильным "Кенвудом", новеньким аккумуляторам на полста пять ампер часов, трехместной резиновой лодкой, большой туристической палаткой и вообще массой туристическое имущества. Плюс огромным количеством джинсового шмотья, видимо покойный был большим поклонником джинсы. Размерчик великоват, ну да большой не маленький - перешьем.    Джип покойного я со спокойной совестью передал Седому.    - Годный аппарат. Особенно для оперуполномоченного по особо и не особо важным. Не солидно ему как обычному городовому на "луноходе" кататься. Власть должна иметь представительный вид.    Хм, так и поступим, - легко согласился Седой. - Ваське давно пора обзавестись новой машиной.    Мой ход с передачей джипа для нужд правоохранительных органов ему явно пришелся по душе.    - Кстати, вот еще, нашел в машине.    Седой взвесил в руках, и отрыл крышку большой банки из-под растворимого кофе.    - Пудра.    - Угу, носик припудрить. Из-за нее покойный и был такой нервный.    - Не хочешь оставить трофей себе?    - Нет, спасибо. Когда я бегал по местным пампасам, взбадривался балтийским чайком. Так что, нет.    - Посмотрим, что скажет медицина, - буркнул Седой.    Крепко поразмыслив, медицина препарат-таки одобрила, по согласованию со мной, припрятав трофей среди лекарств.      

05 число 05 месяц 17 год. Утро.

Промзона Демидовска.

      Дела у Седого не слишком разошлись со словами. За три дня мы полностью сменили грузовой автопарк. Поменяв свои машины на единообразные ЗиЛ 157 поздних годов выпуска.    Четыре грузовика явно с консервации, по три тысячи километров на спидометре. Ко всем четырем имеются однотипные газогенераторные установки.    Пятый грузовик тоже с небольшим пробегом, но после падения в овраг. Все что выше капота у этой машины срезано и стекол понятно нет. Двери заварены намертво. Фары, сигнальные фонари, зеркала остались на дне оврага. Крылья передних колес, отрихтованы кувалдой, и приварены на место. Но раму не повело, колеса еще в неплохом состоянии, агрегаты практически без износа. Так что сразу по приезду, это донор запчастей будет.    Шестой грузовик, заезженный просто в хлам, сейчас подлатан до состояния - Шоб доехало. У него нет не-то что запаски, у него отсутствует даже электростартер, и заводится он исключительно "кривым стартером". А осыпавшийся АКБ едва хватает только на возбуждение для генератора. Из приборов в рабочем состоянии только датчик давления масла.    Фары у него правда есть. Но нет ламп. Вообще ни одной. Ибо жуткий дефицит и где-то даже стратегический ресурс. Я тут видел автомобильные фары, переделанные под освещение керосином. Как ближний свет вполне сносно.    Этот грузовик по приезду на место, тоже разберём, но не на запчасти, а скорее на металл, крепеж, и отдельные, не до конца убитые узлы.    Была еще рама с мостами, колесами и останками трансмиссии, но ее мы уже распустили под изготовление прицепов.    Из четырех путных машин ПАРМ забрал себе Олег.    Итц Лэ сменил своего дизельного монстрика, на обычный бортовой ЗиЛ 157 с полуторатонным гидроманипулятором, пару лошадок, двух поджарых буренок и молоденького бычка. Плюс купил в Демидовске десяток кур. Судя по настроению, фермерствовать краснокожий собрался всерьез и надолго.    Степаныч сменил МаЗ на седельный тягач с уже смонтированным газогенератором, пока отключенным от двигателя и используемым как дополнительная емкость под бензин.    Как раз под прицеп от "Колхиды" на которой он заехал в этот мир. Даже остатки груза перегружать не пришлось. А остатков у меня еще солидно.    Последняя толковая машина - самосвал с навивающим тоску коротеньким кузовом. Все пространство между кабиной и кузовом, не оставляя места даже для запаски, занимает уже смонтированный газогенератор. Этот агрегат достанется сербам, по крайне мере на словах, настроившихся за год-другой обеспечить нам крышу над головой. Оптимисты блин.    На перевёртыша водителя пока нет. Петр не умеет водить машину. Чук заявил, что может, но пробный заезд показал - да может, очень медленно и только по дороге. Причем хорошо бы по прямой и под горку.    Женщинам за рулем "крокодилов" не место.    Медики стребовали себе машину, переоборудованную в передвижную операционную. Собственно это было главным условие их переезда за край ойкумены. И мне эта их настойчивость нравится.    Судя по тому, что машина медиков еще не в лагере, по команде Седого либо под медпункт переоборудуют стандартный кунг. Либо вообще смонтируют на шасси "Крокодила" что-нибудь импортное.    Получается, что машин у нас больше чем водителей. И хотя остаюсь я, число машин и водителей как-то не сходится. А оценивая опыт моих поездок, на меня у меня отдельные планы.       Ну да, что я все о машинах, да о машинах. Сегодня на повестке вещи более стимпанковые, нежели банальный грузовичок с газогенератором. Полагающиеся мне средства от продажи моего шушпанцера я получу в виде лесопилки с паровым приводом, электрогенератор, тоже с приводом от паровой машины, и еще кой-каких механизмов, крайне необходимых для автономного проживания.    Судя по тому, что видел, путешествуя по здешним городам и весям, паровой привод в местном хозяйстве это надолго. И если от паровых тракторов первой возможности откажутся в пользу их собратьев внутреннего сгорания, то лесопилки, мельницы, дробилки и прочая механизация еще очень долго будут крутиться от паровых машин, особенно в удаленных местах.    И вот, вновь мимикрировав в шоферюгу, я гоню в Демидовск "крокодила" с гидроманипулятором.    Вопреки устоявшейся погоде, под утро на саванну пролился кратковременный, но очень резкий дождь. Прибив пыль и принеся свежесть. Но сейчас светило уже высоко, и помимо обычного зноя в открытые окна кабины заползают липкие щупальца влажной духоты.    Рядом, с видом жутко делового гражданина, тезка пялится на мельтешение зелени в открытом окне. Лишний раз убеждаюсь, спецура это спецура, приставленный ко мне человек Седого горазд не только душегубствовать, но и лицедействовать в уровень актеров МХАТа.    Сегодня наша легенда - мы старательская артель, решившая попытать счастья на горных речках в глубине кряжа. Приехали разжиться оборудованием для автономной работы вдали от обжитых мест.    Как по мне, так вполне себе легенда, логично объясняющая некоторую необычность заказа и наше дальнейшее исчезновение.    - Прими правей. Вдоль забора, вон в те ворота.    А то бы я сам не догадался. Над широченным проездом установлена надпись "Механическая артель". Часть букв грубо вырезана автогеном из разномастных кусков металла, а что не вырезано, то нарочито грубо сварено из металлолома, от чего от надписи веет духом журнала "ВеСеЛЫе КАрТиНки".    - И где тут главный Сусанин?    - Ты хотел сказать Кулибин?    - Точно, все время путаю этих затейников. Там еще третий был. Этот, как его там......, - тезка впал в задумчивость, покусывая губы.    - Левша?    - Не.............. Лука Мудищев, - продолжил ассоциативный ряд тезка.    И ведь не поспоришь, Лука, в некотором роде, тоже былинный затейник, каких поискать.    Тем временем тезка вылез из кабины и отловил чумазого подростка, катившего тачку с металлическим хламом. - Сынок, а где тут ваш Лука Мудищев?    - Кто?    - Тьфу ты, Кулибин ваш где?    - Кто-кто.....?    - Старший где!?    - Тама, - малец махнул грязной пятерней в сторону навеса, под которым четверо мужиков сгрудились вокруг лязгающего механизма.    - Хм, сдается мне, нас не к ним посылали, - усомнился Седой. - Сынок, а твоя фамилия не Сусанин?    - Чо?    - Ничо....., - и уже мне - Странно, нас должен встретить человек Главного Инженера.    Пока Седой пытает паренька, осматриваюсь по сторонам. Ибо виды вокруг действительно любопытные. Территория артели обнесена забором по типу тех, что в деревнях ограждают огороды, вкопанные в землю деревянные столбы к которым прибиты не слишком прямые горизонтальные жерди.    Если бы ограда не поросла густыми побегами вьюна, ее функция освободилась бы исключительно к демонстрации того, что земельный участок занят. А так густо разросшийся вьюн прикрывает территорию артели от посторонних глаз.    Судя по тому, что с западной стороны, где басовито рычит мощный дизель, вьюн только начал опутывать жерди, территорию артели недавно расширяли.    Слева от меня у ограды свален отработавший свое металлический хлам, неторопливо разбираемый на металл и годные к дальнейшему использованию узлы и дели.    По центру под двумя рядами высоких навесов расставлены станки и стапеля под ремонтируемое или изготовляемое оборудование. Прямо сейчас мужики ремонтируют скип внушительного бетоносмесителя. За ним обстоятельного вида дед в огромных очках, что обтачивает детали, успевая приглядывать за двумя станками одновременно. Еще дальше лосняйщися от пота здоровенный негрила в прожжённых штанах и кожаном фартуке на роге наковальни лихо гнет в кольцо толстенные раскалённые прутья. Готовя заготовки звеньев для брутальной цепи. Похоже якорной.    Я даже поискал глазами якорь.    Якоря не нашел, зато нашел три корпуса каких-то здоровенных агрегатов. Причем, судя по облою на литейных швах, многотонные корпуса отливали здесь в Демидовске.    У ограды справа выстроилось ждущее отправки заказчику готовое оборудование. Тут автомобильные газогенераторы, что-то очень похожее на дробилку, какие-то опутанные трубами баки, возможно имеющие отношение к перегонке нефти, многокорпусные плуга и культиваторы.    С последним пусть разбирается Итц Лэ, раз уж перековался из водителя в фермеры. Зря, что ли, вместе с Олегом пылил за мной на второй машине.    Олега я взял с собой как толкового, на редкость неразговорчивого и фильтрующего каждое слово. Вождь тоже парень толковый, но на русском пока говорит так, что его понимают лишь члены нашей группы. Хотя все их семейство быстро прогрессирует во владении языком.    Что там дальше? Передвижная пилорама. Неплохо. А еще дальше самая настоящая паровая машина. И не одна.    - Что застыл, пошли выбирать, - раздался знакомый голос за спиной.    - Тьфу, так и заикой можно стать.    - Запросто, - легко согласился так и не представившийся человек Демида. - примерно представляя сумму твоего товарного кредита, могу предложить следующее.    Мобильная пилорама. Рамный многопильный агрегат - мечта и гордость любого стройбата. Берешь?    - Альтернатива имеется? А то видок у нее сильно бодрее, чем она есть на самом деле.    - Хм, запросто. Обычная ленточная пилорама зашла бы вам гораздо лучше. Увы, ленточных пил пока не выпускаем и начнем выпускать еще очень нескоро. Зато есть вот это чудо прикладной механики. Дисковая пилорама с приводом от паровой машины. Иван!!!    - Тут я, - отозвался пожилой мужик с интеллигентным лицом, диссонирующим с надетой на мужика промасленной робой.    - Я купцов на твой товар нашел, так что давай - показывай-рассказывай. Рекламируй короче.    - Что тут рассказывать. Дисковая пилорама. Основной диск пилы вертикальный, метрового диаметра, толщиной шесть миллиметров. Если у вас руки не из жопы, сможете перетачивать на нем зубья до второго пришествия.    - Второе пришествие может случиться сильно раньше, чем оговорено в писании. Запасные диски есть? - встреваю я.    - Шустрый какой, - неодобрительно хмыкнул Иван. - Если клиент платит, то любой каприз за ваши деньги.    - Клиент платит, - сплюнув под ноги, отрезал тезка.    - Не вопрос - отгрузим. Значит дальше. Вот эта вагонетка по узкоколейным рельсам ходит вдоль диска пилы взад-назад. Приводится в движение пропущенным через ролики тросом или вручную. Верхняя платформа вагонетки вот этим рычагом смещается перпендикулярно оси движения с шагом в полдюйма. Положили на него бревно, срезали горбыль и этим рычагом задаете размер досок, на которые пластаете бревнышко. Отрезанная доска падает на рольганг, и под прижимным роликом обрезается в нужный размер. Захотите поставить торцевой диск, ролики под дополнительный рольганг дадим, а раму сколотите по месту. Захотите поставить горизонтальный диск, дополнительную лебедку или еще чего, валы отбора мощности уже присмотрены, - рассказчик ткнул пальцем под рольганг.    Неплохо придумано. Шкив отбора мощности паровика трехручейный. Один ремень, через пропущенную трубу ось приводит во вращение основную пилу. Остальные два ремня идут к шкивам собранных из автомобильных агрегатов угловых редукторов - торжество стимпанкового креатива.    Конструкция явно тщательно продумана или скорее скопирована с действующего образца. Собрана на совесть. И может быть отремонтирована снятыми деталями сканибаленных с обычного грузовика.    - Паровая машина двойного действия свет увидела в Плимуте в одна тысяча двенадцатом годе. Хотя конструкция уже довольно архаична для этого времени, по задумке творцов машина выдавала ажна шестнадцать "кобыл" при сотне оборов в минуту и рабочем давлении пара четыре и пять десятых атмосферы, при расходе пара двести кило в час.    Больше года работала у нас верой и правдой, пока не лопнул шатун. Шатун мы поменяли на новый - стальной. Заодно облагородили внутреннюю поверхность цилиндра, выточили новый поршень и даже поставили поршневые кольца. Кривошип, кулису и сальники перебрали, парораспределительный механизм считайте, что новый. Теперь нигде не травит и мощи прибавилось раза в полтора. Если регулярно смазывать, прослужит вечно - ломаться тут нечему.    Стрый котел прогорел, поэтому сварили новый, - мужик похлопал по высокому, пузатому котлу грушевидной формы. - И не как раньше кастрюля с двумя стенками, а все по науке с дымогарными трубами, правильным пароперегревателем и сухопарником с сепарацией пара. Котел испытан на пятнадцать атмосфер. Жрет все подряд: опилки, обрезки, обзол - пара хватит. Чистить придется частенько, но это издержки всеядности топлива.    В комплекте идет труба высотой четыре метра. В горах этого может быть маловато. Тут сами думайте, или наращивать трубу, или форсировать наддув. Однако последнее не советую.    - Котел на рабочем давлении сколько держали?    - Как положено - 72 часа.    - Отлично, а это что за хрень?    - Это......... Это генератор, работающий на избытках пара от паровой турбинки. Завалялась у нас турбина турбонаддува, то ли на буксире стояла, то ли на бульдозере. Короче какой-то серьёзный дизель послевоенных годов выпуска. Толку от нее без компрессора ноль. А руки чесались. Вот сюда и приспособили, против дизеля температуры и давления у паровика смешные, так что остатков ресурса должно хватить надолго. Крутит автомобильный генератор.    - И нахрена этот огород. Не проще на паровик навесить еще один шкив?    - Проще то, оно проще. Однако паровик работает нестабильно. Туже лебедку подключить, его надо останавливать. Да и котел инертный, особенно на дровах. До рабочего режима разогреваться не меньше часа. А с турбиной свет есть почти сразу. В конце смены опять же - Стоп машина. Но пока котел остывает, свет в наличие. А вечереет в наших краях рано.    - Как-то оно мне не внушает, - начинаю торговаться.    И, в конце концов, выторговываю - турбинка с обвязкой и электрогенератор идут бонусом. Плюс умельцы изготовят конденсатор пара, а то при расходе пара в четверть тонны придется мастерить двух кубовую емкость запаса воды.    Судя по тому, как легко упала цена, сами умельцы не очень-то верят в свои стимпанковые излишества. Зато в остальном лесопилка и паровик - агрегат именно под мой случай. Простой, надежный, всеядный, при необходимости легко модернизируемый. А что КПД до смешного низкий, так мне и имеющихся 10-12% хватит с избытком.    - Олег, как тебе девайс?    - Что?    - Лесопилка, говорю, как?    - Тяжёлая, на одной машине не увезем. Даже с прицепом. Но надо брать. Верняк, - голос Олега как-то предательски дрогнул. Или мне показалось?    - Следующий экспонат выставки народного хозяйства, - Иван повел нас за огромный бак, опутанный трубами.    За баком нас ждал одноосный прицеп, со смонтированным на нем пузатым быком, с покрытым иероглифами здоровенным двухцилиндровым двигателем, через шкив соединенным с парой электрогенераторов.    Даже не будь тут шкафа с розетками для подключения кабелей, было понятно, это передвижная электростанция. Сперва я решил, что горизонтальный бак это газогенератор, положенный на бок. А двигатель, что-то старое и по-японски неубиваемое. Смущает отсутствие проводов и свечей зажигания или топливного насоса.    Однако стимпанк не кончался на пилораме.    - Двухцилиндровая, прямоточная паровая машина. Практически венец развития подобных агрегатов. По сложности конструкции не сильно-то отстает от двигателей внутреннего сгорания. Зато имеет хороший КПД и минимальное соотношение мощности к весу машины. Запросто работает при давлении пара в 20 атмосфер. Но у нас дефорсирована до 10. При этом без проблем выдает мощность в тридцать лошадок.    Работает на два пятнадцати килловатных генератора. Правда, всего 220 вольт.    - Генераторы и электрическая часть взяты с ПАРМА? - уточнил Олег?    - Точно, - подтвердил Иван.    - А что такое прямоточная машина? - поинтересовался я.    - В предыдущем агрегате впуск и выпуск резкого пара в рабочую полость цилиндра происходят через один клапан. Через это "мятый пар" охлаждает цилиндр и парораспределитель, а те в свою очередь снижают параметры резкого пара.    Здесь же, впуск пара в цилиндре происходит через спускные клапана, а выпуск через выпускное окно. Если очень грубо, это как впускные и выпускные клапана ДВС - принцип по сути тот же.    - Хм, котелок что-то мелковат под такую мощность.    - Это самый хайтек. Котел и паропровод утеплены.    Топка из жаростойкой стали.    Честно говоря - нахрен ненужной, если не топить углем без форсировки. Но раз уж такая сталюга нашлась, грех не использовать.    Сепаратор и кольцевой пароперегреватель. Замкнутый водяной контур, с поверхностным конденсатором мятого пара и удалением воздуха. Да-да, вот эта медная хрень, похожая на толстый радиатор. Собственно это он и есть.    Котел дико прожорлив. Если нет угля, топить исключительно плотной просушенной древесиной лиственных пород.    - Железное дерево пойдет?    - В лучшем виде, если конечно ты его распилишь. Пробивал его пилить?    - И пилить и сверлить.    - И как?    - Ну, в конечном итоге своего я добился.    - Тогда ты в курсе, что стоит поискать топливо попроще.    - Сами придумали конструкцию?    - Да бог с тобой. Тут сумма опыта и знаний пяти поколений инженеров, - отмахнулся Иван. Это машина угольного стокера, - видя наше непонимание, Иван снизошёл до пояснения. - Шнек, который подает уголь из бункера в топку котла, попутно дробя куски в заданный размер.    Где-то тут валялся наш С-3 производства Коломенского завода. Но он и в лучшие годы был не очень шустрый, а китайчик легче, шустрее и выпущен год назад, а не как наш, после войны.    - Знаменитое китайское "качество".    - Зря вы так молодой человек. Стокер жизненно важный агрегат, работающий с большой нагрузкой в адской угольной грязище. И через это его конструкция отработана до запредельной надежности.    - Попроще ничего нет?    - Только с приводом от ДВС и газогенератором.... Кстати, - Иван подвел нас к стальному баку парой отводящих парубков.    - Реторта для сухой перегонки дерева. За раз выдает полтора куба древесного угля, ведро дегтя и полбочки скипидара. Если объективно, то это не чистый скипидар, а смесь скипидара, креозота, спиртов и еще много чего. В смеси с растительным маслом годится для заправки "болиндеров".    - У вас и "болиндеры" имеются?    - Чего нет, того нет. В данный момент.    - Как насчет паровой машины "Коломенского завода", С-3 кажется? Мы бы нашли, куда ее приспособить.    - Вынужден отказать, она под конкретный заказ. Зажиточный фермер, из Подмосковья, по-русски просто - кулак, заказал паровую мельницу и шнековый пресс для постного масла. Зато могу предложить паровой насос, раз два котла у вас есть. Можно и насос приладить.    Насос оказался вполне современным изделием, ни с какой стороны ни хайтек, скорее стимпанк, но изготовлен меньше десяти лет назад. Чугунный блок из двух больших паровых цилиндров, парой штоков соединен с похожей парой цилиндров поменьше. Собственно и все.    - Тоже эхо прошлого?    - Отнюдь. Подобные агрегаты и сейчас используются в качестве резервных насосов в котельных. В случае отключения электричества, питают котлы водой за счет вырабатываемого котлами пара. Агрегат доступный и недорогой. У нас еще долго будет использоваться для автономной перекачки нефти. Небольшой котелок на той же нефти, подобный насосик, и качай себе нефтюшку.    - Берем. Чувствуя в себе подкулачника, хочу пресс для масла и мельницу.    - Как знал, что спросите, - с довольным видом развел руками Иван. - Вам с ручным приводом, или шкив приладить?    - С комбинированным.    - Тогда придется подождать до завтра.    - Подождем.      

06 число 05 месяц 17 год. Утро.

Промзона Демидовска.

   Опять, дорога, жара, пылища, прибывающий в печальном настроении тезка. Понять его можно, кабина "Крокодила" узковата для водителя и двоих пассажиров. Я как водитель, понятно сижу у окна, в противоположном окне набегающие потоки воздуха ласкают роскошную шевелюру Ким. А тезка исходит постом между нами.    Сегодня мы едем забрать оборудование, заказанное в Механической артели, навестить нефтебазу и наведаться в магазин Демидовских заводов.    Попутно потреплемся за жизнь с продавцами, покупателями и просто случайным людом, согласно озвученной тезкой легенде. Вот ведь дотошной - как клещ, вцепился в меня и мы пол дороги репетировали что, как и кому рассказывать. Очень похоже, в ситуации минимум двойное дно, и Седой пользуется мной в какой-то своей многоходовке.    Не люблю, когда меня используют. А уж в темную и подавно. Однако моего бесценного мнения никто не спросил. И, полагаю, не спросит.    Меня немного печалит тот факт, что для окончательного расчёта с артельщиками придется отдать им трофейный квадр. По здравым соображениям квадр все равно требует ремонта, а главное - заправлять его будет нечем, газогенератор на него не приладишь. Но хомяк и жаба существа такие, механизацию им вынь да положь, а квадра жалко.    Алискина "Нива" в ту же копилку. По приезду это будет памятник советскому автопрому. Возможно с сотней литров низкооктанового бензина, припасенных на случай форс-мажора. Но заикаться Ким на эту тему я даже не пытался, а то еще останется в Демидовске в обнимку со своей машиной. С нее станется, Ким девушка с характером. Фиг с ней с машиной, пусть стоит, лишь бы Алиска меня обнимала.    Уже виден дым, поднимающийся в небо из пары кирпичных труб. В старом мире это едва тянуло бы на средненькую котельную. Но здесь эти трубы высотой с пятиэтажный дом - краса и гордость, свидетельство зарождающейся индустриальной мощи. Неподалёку возводят еще три трубы, вдвое большего размера, но введут их только через год, а пока дымит, что есть. Хотя ничего подобного в этом мире пока ни у кого другого нет.    При виде города, тезка наконец-то замолк, давая возможность подумать. Пользуюсь моментом, в очередной раз прокручиваю в голове визит в "Механическую артель" и последующий разговор с человеком Главного Инженера.    Сперва я дозаказал в артели растворомешалку емкостью треть куба, с горизонтальным валом принудительного размешивания. Естественно с приводом от одного из наших паровиков. Помимо раствора, подобная конструкция позволяет перемешивать глину. Кто знает, из чего придется строиться по приезду? Хорошо если рядом есть подходящий строительный камень. Но нельзя исключать, что придется строиться из кирпича. А если без лукавства - кирпич понадобится в любом случае.    Помимо промышленной и строительной механизации, договорился с артельщиками изготовить пару бытовых водогрейных котлов и две стиральных машины, работающих от пара или сжатого воздуха. По типу той, что я пользовался, когда спускался на пароходе вниз по Рейну.    А после вчерашних коллективных посиделок и двух ведер выпитого чая, у меня целый список дополнительных заказов на сегодня.    Вчера закончив обсуждение механизмов, задал человеку Главного Инженера вопросы относительно структуры местных производств.    - "Механическая артель", они как, в общей структуре производства или живущие своим умом частники?    - Частники - индивидуалисты. С умом и руками у них все в порядке. А в структуре демидовских производств они с боку. Закрывают нишу ремонтов оборудования и единичного и мелкосерийного производства. Такой работы валом, и становится все больше.    Я слышал, тебя хотели поставить на строительство цементного завода?    - На уровне разговоров.    - Жаль. Мне кажется, у тебя бы получилось. Мы уже можем катать арматуру, а железобетон делать не можем. Притом, что потребность в нем дичайшая. Да и цемент бы неплохо продавался, в Москве и на побережье, а со временем и вверх по реке.    - А шлакобетон?    - Пробовали, толком не пошло. Хотя как добавка в цемент молотый шлак пойдет наверняка.    - Я так и не понял, как в Демидовске поставлено руководство и вообще власть?    - Я и сам до конца не понимаю. Тем более все постоянно меняется.    - Демидов-то главный?    - Демидов смог пропихнуть сюда уйму промышленного оборудования и привлечь людей. Ты же недавно оттуда, и сам прекрасно знаешь, как промышленность под корень вырезают на металл. Банки, магазины и дискотеки стали важнее заводов. Кроме этого Демид договорился с Орденом на товарный кредит в счет будущих поставок нефти. Собственно это и называется - ВЛАСТЬ. Только ей нужно делиться - делегировка полномочия ниже по иерархии.    - Я слышал там не только нефть?    - Ты про золото?    - Я про слухи.    - Что могу тебе сказать. Седой разыгрывает спектакль, с отправкой старательской партии в нижнее течение Амазонки. Кто в этом спектакле актеры, ты и сам догадался.    - Золота понятно там нет?    - Почему нет? Наши геологи кое-что нашли. Мало, но есть.    - Хм, тогда смысл?    - Смыслов много и Я про все не в курсе. Но точно тебе скажу, наши соседи с юга бросятся проверять. Что-то найдут и попытаются намывать. Поскольку единой властью там и не пахнет, кровь горячая, а края в нижнем течении реки гиблые. Золотишка будет мало, а вот трупов много.    - Поди рабов пригонят.    - Обязательно, - хитро прищурился человек Главного Инженера.    - И как у Демида получилось такой кусок земли под себя подмять?    - Как обычно, с Точки Высадки его "бригаду" попросили откочевать южнее. Он и откочевал. По дороге найдя руду, уголек и нефтюшку. А потом закрутилось: опыт, связи, надёжные люди в команде и фарт, конечно.    Знаешь, ты ведь в чем-то похож на Демида. Набрал оборудования и почти мгновенно оброс нужными связями. Попросишь товарный кредит, тебе не откажут. В разумных пределах. Такая вот аналогия.          - Не спи, приехали, - тезка толкнул меня в бок.    Действительно приехали. Грунтовка превратилась в прямоугольник площади, отсыпанной плотно укатанным щебнем. По периметру площади вытянулись типичные торговые ряды, сложенные из красного кирпича. Одну сторону площади занимает магазин и торговые офисы Демидовских заводов. Противоположную - вкусно пахнущие харчевни, цирюльня, обувная мастерская, швейная артель и мелкие магазинчики галантерейной и продовольственной направленности. Что осталось пестрит неоконченной кладкой. Работы у строителей еще на пару сезонов минимум.    - Кончай глазеть, - сказал тезка, потянув меня в тень, протянувшуюся вдоль рядов галереи.    В теньке хорошо, и за экю на двоих бойкая девчушка с веснушками на щеках продаст пару больших глиняных стаканов свежеотжатого сока.    Как по мне, так экю за литр сока явный перебор. Хотя, Демидовск, это не Порто-Франко или Москва, люди осели здесь недавно. Не успев вырастить сады и плантации.    С соком в руках проникаю за распахнутые настежь огромные двери. Дверей тут много, собственно все стены это сплошной ряд чередующихся дверей и огромных окон. Между толстых деревянных балок, под потолком, больше разгоняя пыль, чем нагоняя прохладу, вяло крутятся лопасти вентиляторов.    Отношение к покупателю в магазине совдеповское. Это вам не частная лавочка, где вас оближут с ног до головы, лишь бы вы ушли с покупкой. Это типа - универмаг. Товар хороший, больше того эксклюзивный. Так чего суетиться, все равно купят.    Самый крайний отдел торгует чугунной посудой. Котлы, кастрюли, сковороды, казаны, воки, ступки, чугунные чайнички на японский манер и даже, нет, ну правда, чугунные утюги. Причем утюги минимум двух конструкций: с заполнением внутренней полости раскалёнными углями, и цельнолитые, нагревающиеся от внешнего источника тепла - плиты или печки.    - Алиска, фас.    Больно ткнув меня локтем, Ким отправляется шопиться.    Пока Ким набирает посуду, перехожу в следующий отдел.    Любой переселенец, приключенец или другая Ремба минимум два раза в сутки, лучше три, хочет жрать. И с этой естественной потребностью организма ничего не поделать, кормить его придется. Регулярно.    А он - организм, не хочет жрать все подряд. Ему подавай, что повкуснее и чтобы с переменой из трех блюд, или хоть каким-то разнообразием.    Я изрядно приключался по местным пампасам, и знаю, о чем говорю. Готовка на открытом огне уже через неделю задалбывает (на самом деле тут другой, более экспрессивный термин), как самим процессом, так и номенклатурой приготовленного.    В Демидовские и Порто-Франко в ходу примуса. А в остальных местах готовят в печах, очагах, и больше всего на дровяных плитах.    Вот здесь и выставлена эта проза жизни - печи, или скорее плиты для готовки. "ДемидофЪ и К - литейное товарищество на паях", н-дэ кто бы сомневался. Интересно, на минометные мины они свое клеймо льют?    В основном плиты небольшие - полметра на метр, как раз хватает поставить кастрюлю и сковородку. С невысокой топкой, несмотря на то, что местный архитектурный дизайн диктует вынос кухни за периметр стен здания. Даже в таких "летних" кухнях ни к чему обливаться потом у раскалённой плиты. Поэтому размер топок сводят к минимуму, и топится быстрее, и дров нужно меньше, и не так знойно.    Все на высоких литых ножках, дабы хозяйке не гнуть спину и было куда сложить запас дров.    Хотя есть и общепитовские агрегаты, с огромной жарочной поверхностью, и одним или двумя духовыми шкафами.    Отдельно выставлена печная арматура: шибера, колосники, зольники, дверцы, кирпич для футировки. И всякие навесные апгрейты и излишества вроде бачков для нагрева воды. Что логично, мыть посуду в холодной воде при минимуме моющих средств еще-то удовольствие.    С виду все не только практично, но и отлито настолько стильно, что тянет на изюминку интерьера.    - Девушка, у вас есть плиты со встроенным проточным змеевиком?    - Естественно, - снизошла до ответа продавщица, посмотрев на меня как на имбицила.    Не, нельзя так с покупателем.    Ладно, сюда вернусь с Ким. Плита это целиком ее, с меня только покупка и монтаж.    О, тут есть и двухкомфорочные плиты-примуса. Почти газовые плиты из старого мира, с поправкой на дизайн товарищества на паях "ДемидофЪ и К".    Что там дальше?    Чугунные трубы и фасонные элементы. Тяжелые заразы, но сколько-то надо брать, дабы не нюхать аромат собственных фекалий.    Чугун кончился. Пошли изделия из стали.    Стальная катанка. Выбор скудноват, но полтонны возьму.    Где проволока, там и гвозди.    - Тонну, пожалуйста. Шурупы есть? Плохо, что нет, тогда гвоздей полторы тонны.    Скобы, костыли, дверные петли, цепи.........    - Пф-ф-ф-ф-ф-ф, тут я понял, что одной машиной я не отделаюсь.    Топоры, молотки, клещи, лопаты, кирки, мотыги, мастерки, косы......    Еще дальше бухты отличных пеньковых канатов и рулоны грубой ткани, которую расхватывают на навесы от солнца.    Но лабаз на этом и не думает заканчиваться.       - Четыре часа спустя, нагрузив "Крокодила" и прицеп на излом рессор, иду в "9 грамм" - пафосный кабак на противоположном конце Привоза. Да что там иду, ковыляю, фактически таща на себе спотыкающуюся от усталости Ким, нашопившуюся как в последний раз, что где-то недалеко от истины.    - Что-то вы долго. Как затарились? - поприветствовал нас попивающий пиво тезка. - Девушка, два пива, - и уже нам - Кушать, что будете?    Сейчас начнется вторая, точнее третья часть режиссированного Седым балета. Под еду и пиво нам надо потрепаться согласно сценарию, не слишком громко, но так, чтобы официантки и посетители за соседними столиками что-то услышали.    - Затарились на все деньги. Буквально. Только, чтобы все вывезти, нужно еще две машины. Организуешь? Буль-буль-буль.    Пиво из запотевшей кружки ледяной змеей проскальзывает по пищеводу. Хорошо, но мало. Пиво в Демидовске не очень, Рейнские немцы варят совсем другой напиток. Однако в плюс тридцать за окном нектаром покажется и не такое.    - А то ж. Ты главное не отвлекайся.    Судя по тону тезки и пустой стопке с пулей на дне, кто-то из постелей явно стоит того, чтобы ломать комедию.    Коктейль "Трехлинейный" - последний писк местной моды и чистый термояд на вкус. Не знаю, чего туда намешивают, получая три слоя разноцветной жидкости с обязательной пулей на дне. Выпивается не торопясь, но за один раз, не закусывая. Символизирующая закуску пуля брутально сплевывается в пустую стопку.    Как по мне, так чистое позерство. Хорошо что я сегодня за рулем, а тезке приходится соответствовать образу.    Интересно, а кто тут наше силовое прикрытие? Насколько я узнал Седого, в том, что оно есть, можно не сомневаться.    Через столик от нас трое мужиков обстоятельно перетирают перипетии стекольного производства. Уровень стеклянных бус мужики давно прошли, но в виду отсутствия в этом мире туземного населения, бусы как товар не котируются, застряв на стадии мутноватого стекла стаканов и разнокалиберных бутылок. Максимум местных стеклодувов - выдувание стекол под керосиновые лампы.    Лампы, кстати не дурны, и поскольку электричество даже в Демидовске есть далеко не везде, лампы пользуются устойчивым спросом.    За стойкой бармен, неспешно протирая те самые стаканы из мутного стекла, обсуждает с ломовой теткой спортивного телосложения перспективы на первый урожай этого года.    Я с удовольствием пробежался по лавкам и магазинчикам, торгующим харчами. Особенно тем, что торгуют саженцами и семенами. Но, увы, меня интересуют не крупы, а именно семенной фонд, а подобный ход не вписывается в нашу старательскую легенду. Придется поверить на слово тезке, обещавшему кое-что доставить прямо в лагерь.          08 число 05 месяц 17 год. Полдень.

Тренировочный лагерь Русской армии.

(берег безымянной реки где-то восточнее Демидовска)

      Подташнивать меня стало, едва невысокие трубы Демидовской промзоны спрятались в складках местности. И без того "дубовый" руль "Крокадила" налился чугуном и стал совсем уж неповоротливым.    На полпути к базе я вывалил наружу содержимое своего желудка. Но организм на этом не успокоился, пытаясь выдавить из себя еще немного желчи, ну и всего остального из других отверстий.    Потом не помню.    Мне снились змеи. Их прогретые полуденным зноем чешуйчатые тела обвивали мои руки, длинные извивающиеся тела скользили по лицу. Иногда проходил дождь, поток воды смывал гадин и приносил облегчение. Но они всегда приползали вновь.    Звук............этот звук я всегда узнаю. Как хороший хозяин выделит лай своей собаки в гомоне своры, как хороший шофер в реве и лязге механизмов услышит рокот "своего" мотора. Так и я ни с чем не спутаю, бьющий по ушам рокот моего шушпанцера. Квинтэссенция мощи и стальной ярости не бросила своего создателя.    - Дави их! Дави! Намотай на колеса!    Увы, мощный мотор заглох. Змеи победили.       Опять был дождь, а теперь снова жара. Змеи вернулись, их мокрые от жидкой грязи шершавые чешуйками тела вновь обвивают мое лицо.    Бах.....бах.....бах!    Сухо щелкает мелкашка.    Бах...бах.    Мелкашка это правильно - не к чему тратить на змей полноценный боеприпас. Мелким гадинам крохотной малокалиберной пульки, как правило, вполне достаточно.    Бах.    Бах.    Судя по интенсивности выстрелов, стрелок явно выцеливает. И это правильно, на дистанциях до сотни метров по точности мелкашке нет равных.    Бах...бах-х.    Игнорируя стрельбу, как что-то незначительное, змеи возвращаются, ползая по моей щеке.    - Тьфу......... Муха блин.... щекотно же    Влажный собачий нос с сопением уткнулся в мою щеку, а шершавый язык принялся шлифовать мое ухо с удвоенной силой.    - Ну, наконец-то, очнулся, - произнес смутно знакомый голос.    К губам приложили край стакана, и организм оросил водопад влаги. Да что там водопад - ВОДОПАДИЩЕ, миллилитров эдак триста-триста пятьдесят.    - Что это было? - пытаясь сфокусировать взгляд на колышущемся на ветру, натянутым надо мной пологом. И где это я?    Я оказался лощащим на куске грубой вонючей ткани, расстеленной поверх тростниковой подстилки. Над головой, прикрывая мою тушку от палящего зноя, хлопал тент из той же ткани.    - Известное дело - пищевое отравление, - поставил диагноз Лепилов. - пациент, как самочувствие?    - Как будто в одно лицо, без всякой закуси заглотил две бутылки паленой водяры. Ладно, буду скромнее - одну. ........... Доктор, долго я валялся?    - Больше суток.    - Н-да, вкусил прелестей общепита.    - Ну что, ты. С нашими военспецами в Индокитае бывали случаи похуже. Сильно хуже. Бывало и с летальным исходом.    - Ох, доктор, умеете вы подбодрить.    - Должен заметить, у тебя в голове потрясающий автопилот, - сменил тему Лепилов.    - В смысле?    - Когда ты вернулся в лагерь, то поставил грузовик ровно на тоже место, где он стоял до отъезда - вообще след в след. И все это уже, в потемках - после заката. В практически бессознательном состоянии. Когда тебя вынимали из кабины, ты уже был не здесь, никого не узнавал, и почти сразу отключился, совсем.    А уж чего по дороге натерпелась твоя жена.    - Н-да, перекусил.    - Кстати, есть хочешь?    Б-б......э-э-э-э-э. Накатившая из глубины организма, уже слегка подзабытая тошнота сразу же напоминает, что она хоть и затаилась, но готова вернуться по первому зову.    - Ничего, ничего, - весело утешает доктор, - Через пару часов аппетит вернется.    Пищащий комок тёплого меха по мамкиной спине вскарабкавшийся на мой живот пролился теплой струйкой.    - Муха, блин..............    - Помыться тебе не помешает в любом случае, - весело посоветовал доктор. - Не скажу точно, когда именно Муха обустроила лежку рядом с хозяином. Но под утро все щенки уже были перенесены сюда, и твой мирный сон охранялся со всей строгостью, - крутя между пальцев переливающееся на солнце изумрудное перо, откровенно веселился доктор.    Похоже, вредный птиц, как минимум навещал мое лежбище, с целью поинтересоваться за мое здоровье - в смысле, чой-та я такой унылый разлегся в теньке, вместо того, чтобы скормить гордой птице пару вкусняшек.    Бах...бах..бах....    - Кто стреляет?    - Утром нагрянуло начальство, пригнали еще одну машину и пополнение. А сейчас Федор Иванович развлекается на стрельбище, проводя курс молодого бойца.    Кряхтя, принимаю положение сидя, обвожу взглядом расположение и забываю, как дышать. В рядке "Крокодилов" стоит мой шушпанцер. Приросший бронированной крышей, небольшой башней, вроде как от "мотолыги" и парой длиннющих антенн. Одна, смонтированная еще мной на штатном для БТР 40 месте. Вторая - новая, закрепленная на заднем борту стационарная, телескопическая, сейчас развернута во всю красу своих семи-восьми метров.    Все прямо как я мечтал, но на мечты не хватило средств.    Ревность и зависть плохие чувства. Нехотя вспоминаю, как дышать, протолкнув в легкие глубокий вдох.    Мыться, а то аромат от меня такой, что приличных людей стоит обходить за сотню метров и строго с подветренной стороны.    - Нравится? - поинтересовался крепкий молодой боец, заметивший мое пристальное внимание к технике.    - Не то слово.    - Да, вещь. Двигло зверь. Шумный правда, зато всеядный и по грейдеру выжимает больше сотни.    - Не звезди, военный. Семьдесят пять максимум и лучше этого зверя кормить качественной соляркой.    - Уверен.    - На все сто. С крышей, башенкой и прочими прибамбасами, так и на все сто двадцать.    - Откуда такая уверенность?    - Оттуда, что этот аппарат собрал я, - поворачиваясь в сторону ручья, говорю я.    - Да-ну на................, - доносится в спину. - А как дополнительный топливные фильтра чистить?    - Промывать. Потом покажу.    Бах......Бах....... Бах.    На стрельбище вновь сухо трещит мелкашка.    Ответственно заявляю - все былины, предания, сказания, и прочие не документальные исторические источники появились не на пустом месте. Живая вода реально существует в природе. В этом мире так уж точно. Я даже место знаю, причем не одно.    В меру прохладная, но не холодная проточная вода ближайшего ручья- почти речушки, окончательно приводит организм в чувство. Зубная щетка, бритва, мыло, котелок кипяченой воды, свежая одежда и поцелуй от Ким.    После такого я даже начал принюхиваться к запахам импровизированной кухни, на которой над котелками и сковородами колдует высокий, незнакомый мужик в бандане и почти белом фартуке.    Бывают кухонные боксеры, а этот, похоже, кухонный шаман. Однако оставим кухонный шаманизм до поры, когда тошнота отступит окончательно. А пока, навещу-ка я Седого.    - Устраивайся, не торопись. Мы не на войне, никто не гонит. Поерзай. Прими удобную позу. Не-не-не, устраивайся так, чтоб из-за пня торчала только винтовка, твоя щека и правая рука. Локоток не отклячивай, прижми к корпусу. Вот, молодец, - суровый, как Ледовитый океан, и невозмутимый, как мать Терминатора, - особист уступил место в меру требовательному и настойчивому, но доброму учителю.    Кто-то снимает стресс охотой или рыбалкой. Кто-то, что уж там, водкой. А Седому явно в охотку возиться с малышней. А поскольку специфика его образа жизни крутится вокруг оружия, он оттаивает душой, проводя с малышней занятия по огневой подготовке.    К тому же, "малышне" пострелушки тоже в охотку. Попробовал бы он преподать им азы счета или письма. Да и Гойко с Чаком его бы не поняли.    Ростом и возрастом Чак ни разу не малышня. Но стоять рядом с моим сыном и малышом Гойко ему явно в радость. Язык опять же учится.    - Дядя Федор, я устроилась. Давай пульки, - протянув исцарапанную ладошку, требовательно попросила дочка.    - Не спеши, егоза, - добродушно буркнул Седой, отсчитывая по пять патронов ей и Иннэс.    В данный момент на огневом рубеже заняла позицию женская часть юниоров. Чак, Андрей и Гойко, выстроившись по росту, нетерпеливо ждут свой очереди.    Бах....Бах..... Бах...    Один мелкан мой, еще в Порто-Франко сменянный, как доплата за трофейный клон "Калаша". Второй и третий, похоже Седого. Точнее уже нашего отряда. Хотя с виду "мелкашки" явно не первой свежести и с приличным настрелом, но, как известно, - дареному коню.....    Хотя троянцы бы с этим утверждением не огласились.    - Как стрелки? - устраиваюсь на поваленном дереве рядом с особистом.    Седой протягивает ладонь для рукопожатия.    - Твои - ворошиловские, хоть значок давай. Занимался с ними?    - И с ними и с Иннэс, пока патроны были.    - Патронов и пару ружьишек я тебе подбросил, - Седой кивнул на прислоненные к стволу "ружьишки" и потертый пластмассовый дипломат без ручки.    Я с таким ходил в школу, а потом в институт. И могу уверенно сказать, его вместительность пять пол-литровых бутылок водки. А уж патронов от мелкашки туда влезет не меньше пары тысяч. Скорее больше.    - А Чак?    - Что у него за ствол?    - Курковка времен "неолита". Не знаю, как она стреляет, но как дубина, вполне.    - Хе-х, пусть так и остается. Все остальное в его руках, пока - просто перевод патронов. Но парень перспективный, с отличным глазомером. Если ты из своих оболтусов "ворошиловских стрелков" сделал, и с Чаком получится. Кстати, его девушка Гек....    - Гекко,    - Ага, ну и имечко. Стреляет так, что мне ее на стрельбище учить нечему. За одно занятие так уж точно. Говорит охотилась с отцом и братьями. Даже жалко отдавать тебе такого самородка, - буркнул Седой.    Бах..Бах...Бах........    - Стрельбу закончила, - щурясь на солнце, доложила Рита.    Бах.    - Стлельбу законсила, - стараясь выговаривать правильно доложила Иннес.    - Оружие к осмотру! - Седой напустил строгости в голос.    Девчонки выстроились перед Седым, продемонстрировав пустые патронники.    - Осмотрено.    Клацнули затворы, сухо щелкнул холостой спуск.    - Свободны. Дайте нам поговорить.    Детвора подчинилась, всем демонстрируя готовность вернуться по первому зову. У малыша Гойко даже слезы навернулись.    - Дал мальчонке стрельнуть?    - Разок, чтобы интерес не пропал.    Оно и правильно. Разок шмальнуть для интереса, это можно. Даже нужно. Но переводить патроны на пацана, которому еще нет и пяти лет - пустое и небезопасное занятие. Пусть пока матчасть учит. Чуть подрастет, будет учиться с пневматикой. Благо воздушка и штамп для пулек у нас имеются.    - О чем разговор? Да еще срочный?    - Твоя преждевременная кончина от плохих харчей не входит в планы руководства. Поэтому в вашу группу решено добавить повара. Ты может заметил, он уже изгнал баб с кухни. Их максимум теперь мытье тарелок и чистка картошки, - с ноткой ехидства усмехнулся Седой.    - Это из-за него такая срочность?    - Н-да, парень ты проницательный. Он, - Седой кивнул в сторону кухни, - кормил лучших людей Москвы, и доставал такие сведенья..... Что даже здесь ему находиться небезопасно.    - Небезопаснее чем мне?    - Пф-ф-ф-ф, сравнил. Тебя ищет один отморозок и семейка барыг, с чего-то решивших, что они вершина пищевой пирамиды. А за голову этого повара назначены такие деньжищи, что его поимка и с к л ю ч и т е л ь н о вопрос времени.    - Из-за спины Москвы торчат уши Ордена, и в обитаемой части этого мира ему не спрятаться?    - Вижу, принцип ты усвоил, - подтвердил мою догадку Седой. - Сколько времени, нужно на подготовку к выходу?    - Сутки для пробного забега до Амазонки. Дальше по результатам первого дня. Техника сами знаете какая. Что из себя представляет половина водителей пока непонятно. Да еще надо как-то увязать машины и перегонку скотины. Ладно бы лошади. Но коровы и козы. Увы, подобного опыта у меня нет. Кроме того, я ждал, топливо, еще лошадей и хотя бы пару коров.    - Сутки на подготовку. Выход послезавтра. Все необходимое доставят к реке. Все равно вам переправляться дней десять, - видя мое недоумение Седой пояснил - паром берет не больше одной грузовой машины за раз, в один конец ему идти почти сутки. Время будет.    В конечной точке вас ждет проводник. Парень он тертый, с ним покумекаете, как действовать.    Дальше.    Я там тебе обещал дехкан по части опия. Что-то я их не вижу........, но они здесь, в лагере. Других, извини, не было, так что знакомься.    В приданое к повару даю машину разного барахла. Потом посмотришь, что к чему.    Главное там - антенна и ретранслятор с аккумулятором, ветрогенератором и солнечной батареей. Установишь повыше и сможешь покрыть до полусотни верст на передачу. На прием не скажу, сейчас мои радисты колдуют с твоими рациями.    - Товарищ полковник, Второй на связи, - раздался из-за спины незнакомый женский голос.    - Иду, - не оборачиваясь, бросил Седой.    - Так, последнее. По прибытии на место обустраивайся максимально быстро и основательно. Есть вероятность невероятного, что скоро вам придется принять еще человек двадцать-тридцать.       Ох уж эти игры особистов с многократной перестраховкой. Похоже нашими руками демидовская верхушка готовит себе запасной "аэродром".    Вслух я естественно ничего не сказал.       - Нагуляли аппетит? - поинтересовался мужик, оккупировавший нашу кухню.    Нагулял ли я аппетит? Даже не знаю.    - Сложный вопрос, неоднозначный.    Нашу кухню вероломно захватил незнакомый мужик. Лет сорок-сорок пять, ростом чуть выше меня, худощавый, с аристократическими чертами лица и умным, не лишённым иронии взглядом. Упакован в шлепанцы на босу ногу, длинные - до колена добротные шорты, футболку цвета хаки и пеструю бандану, тщательно скрывающую волосы.    - Я так и думал. Вот попробуйте?    - Что это?    - Бульон с гренками.    Куриный бульон оказался прекрасен. В меру ароматен, в меру наварист. Греночки удивительным образом сохраняли консистенцию, не расплываясь по бульону медузами. Ровно то, что нужно моему исстрадавшемуся организму.    - Пришлось попросить бульонных кубиков у вашей супруги, - виновато развел руками повал.    - Давай на ты. Я Ден.    - Немец.    - В смысле............?    - Вообще-то я Артур Йоргенович. Но лучше просто Немец.    - Что, и правда немец?    - Есть немного.    - Рассказывай.    - Ну, мой батя был самым настоящим фашистом из Данцига. Воевал в Норвегии, Югославии, был ранен во Франции и получил железный крест за Крит. Бесславно закончив свой славный боевой путь в промерзших подмосковных лесах.    В плену работал по специальности - поваром. В Данциге семейство моего батяни держало нехилый ресторанчик. Так что батяня, хоть и фашист, готовил по высшему разряду.    А когда Паулюсу надоело отсиживаться в уютных окопах Сталинграда, и высшие военные чины Вермахта поперли в плен стройными рядами, батяню приставили кормить особо важных персон.    Полагаю, к этому моменту его уже с потрохами перевербовал НКВД.    Естественно после такого, обратно на Родину его никто не выпустил. Да и куда ехать? Данциг у поляков, и немцев там не осталось. Дойчланд распилили пополам.    Батя остался в СССР. Осел поваром в закрытом санатории на Иссык-Куле. Женился на обрусевшей немке, настрогал троих детей, из которых я младший.    И прозвище "Немец" прилипло ко мне с рождения, - рассказывая, Немец, не глядя, мелко кромсал какую-то зелень. При этом постоянно казалось, что пальцы повара должны стать обязательным ингредиентом блюда. Но нет, лезвие кухоря мелькало возле пальцев, ни разу их не коснувшись. - Так что, когда у меня поинтересовались именем для Ай-Ди, я ответил - Немец.    - Немец, так Немец. А как ты попал сюда?    - В смысле к вам в группу? Или в этот мир?    - В смысле - по порядку.    - Все просто. Я пошел по батиным стопам. Готовил неплохо, а соответствующие связи были, санаторий-то закрытый. Закончил кулинарный техникум. Отслужил. Женился на бойкой хохлушке с аппетитной задницей и вот такенными сиськами, - ловко воткнув нож в разделочную доску, Немец показал размер вторичных половых признаков своей супруги. Выглядело внушительно. - Да, только девчушка оказалась слишком бойкой. Быстро доросла до директора ресторана. Берег Черного моря, солидные люди, шальные деньги, красивая жизнь, перестройка. Вот мою женушку и понесло............ в том числе налево.    - И...?    - И я сбежал от нее сюда.    - Н-да, чтобы сюда сбегали от собственной жены, с таким я еще не сталкивался. Но как я слышал, тут тебе тоже пришлось побегать?    - Пришлось отрабатывать должок за переход, - буркнул Немец. И видя, что я жду более развернутого ответа, нехотя продолжил. - Тут на местной Москве готовили тихую гавань для ставших не у дел советских функционеров. Говорят даже самого Горби ждали. Уж не знаю, что там партийные бонзы забашляли Ордену, но виллы в Москве отгроханы по высшему разряду. Хватает и жилья попроще - для охраны, прислуги и просто иждивенцев. Прислуга, это как раз про меня.    - А попутно слал шифровки в Центр нашему общему знакомому?    - Ну..... как-то так, - буркнул Немец.    - И на чем "спалился"? Если не секрет, конечно?    - Я не "спалился", но мне пришлось бежать. Появился там один........ нетрадиционный пассажир.    - И...........? - я даже ложку отложил.    - Я умею резать не только укроп и морковь.    - Порезал пидорка и в бега? - повар молча кивнул, - Скажу тебе, Немец, ты попал по адресу. Я Ден, волею судьбы взваливший на свои хрупкие плечи тяжкое бремя руководства нашим сплоченным коллективом. У меня пять трупов Там и много здесь. Так много, что я уже давно считать бросил.    Вот эта рыженькая, моя жена Алиса. Можно просто Ким. Она душка и лапочка, но за обладание таким сокровищем мне пришлось принять на колеса пару пешеходов и вроде еще пару пристрелили в процессе.    Расписной парнишка с профилем Чингачгука, - Итц Лэ, между собой мы его кличем Вождем. Добрейшей души человек. Хотя иногда мне кажется, что он немного каннибал. Три скальпа у него есть точно.    Вон та пузатая милашка его жена Чиси. Хорошая девушка, запросто жрет змей живьем и напрочь не понимает шуток.    Красотка рядом с Ким, Мэри - сестра милосердия, старшая сестра вождя и мозг этой семейки. Умна, стервозна, темпераментна, дико разборчивая в мужчинах и через это постоянно неудовлетворённая (термин недотрах я употреблять постеснялся). Так что осторожней с ней.    У машины гремят ключами Олег и Степаныч. У Олега за спиной длинная ходка за тяжкие телесные. Степаныч ничем не примечательный русский мужик, из тех, что при необходимости дойдут до Берлина, Парижа или куда там еще пошлет Родина. В этом мире Степаныч снял один скальп. Олег три или четыре, может пять.    Вон тат женщина с ребенком - жена Олега Ольга. Наш фармацевт.    Про детей не буду, хотя и они третьего дня умудрились добыть свой первый скальп. Ну да ты наверно в курсе?    Это что касается старой гвардии............       Немец мне понравился. Есть такой тип людей, которые как винт знают свою роль в сложном механизме. Довольствуются этой ролью, не создают неприятностей и не ищут проблем.    Полагаю, повар будет глазами Седого в нашей группе. Но это приемлемо, в любом случае без пригляда Седой нас не оставит.       А вот с дехканами получилось сложнее.    Хотел передовика маководства? От щедрот, вот тебе два. Точнее две. Получи - распишись.    Мелкая - если встанет на носках, то едва достанет макушкой до моего плеча, с круглым прорезанным сеткой морщин приветливым лицом, мозолистыми руками потомственного крестьянина и непременной трубочкой в зубах. Причем "дует" бабуля не только табачок, но и более тяжёлые препараты. Возможно, по этой причине она выглядит несколько старше своих лет - уже вышедшей из детородного возраста женщины, но еще не старухи. Больше всего в бабуле мне нравится ее имя - Ю. Сама она представилась как Ийуу, что на русском и будет просто - Ю.    Такая себе, без затей, бабушка - крестьянка непонятного роду-племени откуда-то из пропитанных теплом и влагой тропических лесов золотого треугольника.    Будучи дремучим аграрием, бабуля иностранных языков не учила, а потому с коммуникаций у нее проблемы. Вернее проблемы у нас, бабуле-то все пофигу.    Второй маковед - Мэй. Немолодая, но сохранившая красоту, даже не красоту, а скорее изящество, стройная до хрупкости. По своему умна, но скрывает это под маской красивой глупышки. Мэй полукровка, с изрядной примесью французской крови.    Призванные бороться с наркотой коммандос, повязали бабулю прямо в огороде - в смысле на делянке в джунглях. Мэй приняли в порту с солидной партией готового продукта.    Нравы в тех местах простые, но суровые. И если Ю дали шанс сгнить в тюряге. То Мэй местные затейники грозили совершено диким методом приведения приговора в исполнение - путем расстрела из пулемета.    Как по мне так метод не хуже других, но с диким перерасходом патронов. Что неприемлемо для цивилизованных гуманистов, исповедующих доктрину "Один выстрел - один труп".    Поскольку таких Мэй и Ю в тех местах по дюжине на десяток. Некоторая часть неудачников попадет в цепкие лапки Ордена. Для родного мира Земли они все равно, что умерли. А в новом мире для них всегда найдется работа. Правда, не всегда добровольная.    Подозреваю, что конкретно этих "декхан" агент Седого "приобрел" прямо в Порто-Франко. Приобрел в прямом смысле этого слова. Скорее всего, агенту поставили задачу резво добыть пару покладистых агротехников по части специфических культур индокитая. Агент через пару посредников занес чутка нужным людям, и из первого же пополнения получил нужных специалистов.    Будь такая задача поставлена мне, я бы без затей пошел к Четырёхпалому Тому, и где-нибудь в тихом месте - за городом, получил желаемое быстро и недорого.       09 число 05 месяц 17 год. Полдень.    Амазонка.    Вторая половина дня.    Река..........    Нет не так.    РЕКА..............    Опять не так. Масштаб не тот.    Р Е К А.    Уже лучше, хоть отдаленно передает стихию монотонно текущих мутноватых вод.    Я ходил по местному Рейну, видел местные Янцзы, Рио-Гранде, Большую, и прорву безымянных речушек. Все это реки, но местная Амазонка - давящее масштабом понятие иного порядка.    Вода от горизонта до горизонта, с едва различимой полоской зелени на западном берегу.    После сезона дождей большая вода еще до конца не спала, и сейчас река больше похожа на озеро или прибрежные воды моря.    Оптика "Б7х35" пытается приблизить противоположный берег, силы оптического увеличения хватает только на то, чтобы понять, это не берег, а россыпь поросших манграми островов, за которыми вьются протоки реки.    На берегу Амазонки становится понятно, почему, несмотря на перспективность транспортного маршрута по реке, Демидовск не основали на ее берегах.    В сезон дождей перепад воды в реке непринуждённо отодвигает ее берега на километр - полтора.    Если в окрестностях Демидовска относительно сухой и жаркий субтропический климат саванн, то у Амазонки чистый влажный тропик джунглей. С непроходимыми зарослями и неистовым буйством биоценоза, в основном заключающимся в том, что все жрут всех. Философия местной фауны, а местами и флоры - пожрать и успеть размножиться, пока не сожрали тебя.    А вкусные, хоть и не местные, представители вида хомо сапиенс, вписываются в данную концепцию исключительно в качестве лакомого блюда в местном меню.    Вы выдели местных лягух?    Да это не лягухи, это притаившиеся под гигантскими кувшинками живые капканы. Этакий почти равносторонний треугольник со стороной в метр, из которого треть приходится на зубастую, как у щуки, пасть.    Клац!    И нету рыбки.    Впрочем, крупные - с ладонь, стрекозы хоть и не так нажористы, зато их столько, что им тесно в воздухе.    За крупными насекомыми лягухам приходится высоко выпрыгивать из родной стихии. Завораживающее зрелище - в ореоле брызг полцентнера голодного мяса эффектно взмывают над гладью воды.    Клац!    Отлетался.    Кроме крупных хищников в изобилии кусачей и ядовитой фауны помельче: речные медузы, змейки, многоножки, жуки-пауки и даже ядовитые лианы.    Последние не убивают, но жалятся не хуже крапивы. Вот только зудит не в пример дольше.    Так что нафиг-нафиг, Демидовску вполне уютно в верхнем течении Ориноко.    Отвлекая меня от созерцания, под бортом сверкнула чешуей крупная рыба и почти сразу над ней, извиваясь, промелькнул силуэт крупной рептилии. В мутной воде не видно, чей именно силуэт, крупной змеи или умеренных размеров крокодильчика. Впрочем, столоваться в реку заходят и крупные вараны, в изобилии водящиеся в прибрежных джунглях.    По местным меркам крупные. По земным меркам размер амазонских рептилий вполне конкурирует с вымершей мегафауной мезозоя.    Если верить вихрастому, загорелому, как индус, пареньку за штурвалом баржи, в нижнее течение и особенно дельту Амазонки забредают подхарчиться океанские хищники. Дабы не уступать залётным гастролёрам, смотрящим по дельте крокодилам и змеям пришлось наесть такие ряхи, что встречаются экземпляры длиной с его баржу.    Хотя даже такой гигантизм не всегда спасет от прайдов Речных волков - дикой смеси дельфина и тюленя. Задние конечности речных волков срослись в горизонтальный плавник в точности как у земных дельфинов. На достаточно длинной и гибкой шее тупорылое и зубастое, как у касатки, рыло с ноздрями на конце, как у тюлений. Передние конечности уплостились, но так и не превратились в плавники, сохранив ничуть не рудиментарные, а вполне себе рабочие когти. Коими Речные волки отменно пользуются на манер каланов - добычу не глотают сразу, а зажимают в когтях вкусняшку и точат ее с чувством и расстановкой.    Держатся кучным прайдом из двух трех десятков особей, четко координируют свои действия при охоте и защите от крупных хищников. И через этот коллективизм поддерживают паритет с хищной мегафауной дельты.          Но обо всем по порядку.       До Амазонки добирались долго.    Две машины, специально оборудованные под перевозку коней и коров, пришли в лагерь еще до рассвета. И хотя сходни были приготовлены заранее, не имея опыта транспортировки скотины, погрузка шла мучительно долго. И, пожалуй, затянулась бы еще дольше, не будь подобного опыта у Итц Лэ, Мери и Степаныча.    По большому счету именно они проделали всю работу по загону ошалевшей скотины в машины и ее правильному распределению в кузове. Пару крупных стельных буренок навязали к борту машины сразу за кабиной, мордой по ходу движения. Крупных лошадей так же разместили в другой машине. Однако нервных коняшек пришлось разделять деревянной перегородкой. Мелочевку - бычков, телок и жеребят, навязали у заднего борта с таким расчётом, чтобы по ходу они не проломали друг другу ноги.    Хромая буренка это плохо, но не смертельно.    Охромевший жеребенок это колбаса.    Клетки с недовольными курами и козами вместе с пастухами и их имуществом не мудрствуя лукаво погрузили в один из Крокодилов. Тут проблем не возникло, для Чака, Гекко и их подопечных подобное явно не в первой.    Я подозревал, что тут, как в любом деле, есть свои тонкости. Но этих тонкостей не знал.    Впрочем, всего знать невозможно в принципе. Нужно знать тех, кто умеет и знает нюансы конкретного ремесла.    Кто знает, как перегнать стадо через горы?    Вот и мне тревожно.       Со скрипом погрузились. Плотно и вкусно позавтракали, как всем тогда казалось, Немец расстарался. Забегая вперед, скажу - Немец не на шутку озабоченный, что и как приготовить на обед, быстренько сварганил завтрак в полруки - в его понимании.    А дальше пошло веселье.    Имя ему "ЗиЛ 157", он же "Колун", он же "Захар", он же "Крокодил". С перегрузом по не лучшей грунтовке больше 30 км/ч он набирать отказывается. И 30 верст в час это я с оптимизмом.    То, что он тихо едет, это даже не полбеды. Разгоняется он как "черепаха". Что нервирует.    Но и с этим можно смириться.    А вот его невероятно тугое рулевое управление, как вампир на сушняке, высасывает силы из не слишком опытных водителей.    Пять минут - вроде ничего.    Десять минут - терпимо.    Четверть часа, уже неуютно.    Полчаса - руки отваливаются.    А дорога-то практически без прямых участков. Один сплошной поворот и все время что-то объезжаешь. Причем, чем ближе к Амазонке, тем больше и больше петляет маршрут.    Хочешь - не хочешь, а освоишь подсказанную Степанычем технику, когда пассажир помогает водителю крутить баранку.    Самое веселье началось, на последнем участке. Дорога окончательно нырнула в зеленый тоннель, пробитый под сводами вечно зеленого, местами мангрового леса.    Мэри говорит, что лес очень похож на земные леса Флориды или Луизианы. Ей видней, кроме нее в Штатах никто не был.    Под колесами периодически хлюпала мутная вода. Да и на относительно сухих местах, пропитанная влагой черная земля, не лучший грунт для дороги.    Подозреваю что "ЗиЛ-157" прозвали "Крокодилом" не только за узкий скошенный нос защитного цвета, но и за то, как он чувствует себя на слабых грунтах, в грязи и болотах.    Комфортно себя чествует, точь в точь как его зубастые тезки.    Зато Алискино маниакальное нежелание продать "Ниву", стало превращаться из только ее проблемы в мою проблему. А когда "Нива" под управлением Ким съехала с гати - превратилось в проблему всего нашего пионерского отряда имени товарища Ноя.    Чтобы предвидеть подобное не надо иметь зашкаливающий Ай-Кью. Хватает жизненного опыта. Так что стропы я закрепил и обмотал вокруг бамперов еще загодя. Не пришлось совать руки в черную муть и гадать - что же в руку вцепится.    Натянув болотники на манер ботфорт, нахлобучив панаму как широкополую шляпу и сунув в кобуру обрез на манер пистоли Д'Артаньяна, выбираюсь исправлять положение.    Едва сделав пару шагов вдоль борта своего "Захара", пришлось потратить заряд мелкой дроби, разваливший на две почти ровные части потерявшую страх полутораметровую змеюку с крупной ромбовидной головой.    Змеюке полагалось бы дрожать в страхе подальше от шумных механизмов. Но она отчего-то не испугалась.    Пришлось потратить патрон, ибо гадать, прокусит змея болотный сапог или нет, не имею никого желания.    Театрально уперев левую руку в бок, сдуваю кислый дымок, слабо вьющийся из ствола. Стволом обреза поправляю панаму и грозно оглядываюсь по сторонам. Вот такой я весь из себя мушкетёр-конкистадор в порванной в клочья смирительной рубахе.    Судя по бурлению воды, труп змеюки начали жрать еще до того, как он опустился на дно. Заглохшую "Ниву" шедший за ней Степынч (именно на этот случай и едущий позади Алиски) вытащил обратно на гать. К всеобщему удивлению "Нива" даже завелась.    Алиска всласть порыдала на моем мужественном плече, а личный состав четверть часа передохнул.    То ли короткая передышка дала о себе знать. То ли народ приноровился, но меньше чем через полчаса конвой выбрался на плоский холм парой-тройкой метров выше обступивших его с трех сторон топей.    С западной стороны похожего на миниатюрное плато холма плескались воды Амазонки. Еще не сама река, а последовательно соединённые с ней широкой протокой затоны в форме цифры "8".    Но это финиш первого сухопутного отрезка маршрута. Дальше рекой.    Недалеко от слияния Амазонки и Ориноко у Димидовска имеется нормальный по местным меркам порт. Огороженный забором, с расчищенной территорией, причалом, поставленным на вечный прикол двадцати пяти тонным автокраном, ёмкостями ж/д цистерн, отбуксированными по реке и морю ажна из самого Порто-Франко.    Ж/д цистерна, в которой через "ворота" доставляется топливо, раскачивается, снимается с тележек, герметизируется, цепляется за буксир и вдоль берега, вдоль берега.    Вся эта радость для нормальных людей.    Джеймсы Бонды и прочие мутные личности - вроде нас, грузятся с пяточка суши в конце "Тропы контрабандиста".    Дорожники, проложившие гать и дорогу через лес, заодно прошлись по холмику бульдозером. Подравняв и без того плоскую вершину, заодно спихнув с холма всю крупную растительность. Что есть большой гут. Теперь нужно смотреть только под ноги и по сторонам, не боясь что с ветки за шиворот упадет что-то зубастое или ядовитое.    Питьевая вода и запас дров у нас с собой. Густую высокую траву скосим. По периметру отсыпим выданной Седым остродефицитной химией, не слишком-то надежно отпугивающей местную фауну.    И почти комфорт.    Только я этого не увижу. Меня уже заждалось плав средство, которое на протяжении десяти дней будет перевозить нас на другой берег Амазонки, а потом по безымянному притоку отмахает еще сотню километров на запад - в глубь гор.    - Мазуты береговые, где вас носит!? Вы бы еще ночью приехали! Забивались на три часа, а сейчас уже шесть! - сообщил звонкий голос с судна.    - Сейчас рот помою с мылом!!! - рявкнул в ответ Олег.    - Шкипер, уймись. Пассажиры нынче у тебя тревожные. Помоют влегкую,- подключился к диалогу мой тезка.    - Мазуты, грузитесь резче! Время уходит, - наплевав на угрозы, гнул свою линию загорелый вьюнош предпризывного возраста, ряженный в штопанные шорты и линялый тельник с соляными разводами высохшего пота.    - Знакомьтесь, это Шкипер. Жуткий сквернослов, хотя реку знает лучше, чем прыщи на собственной жо..... морде. И, кстати, Шкипер, где Капитан?    - Худо ему....... Жарища доконала, - разом погрустнев ответил Шкипер.    - Тут я, - из моторного отсека, подволакивая правую ногу, кряхтя, выбрался высокий худой дед в капитанской фуражке.    Что бы понять, что пожилому капитану плохо, не надо быть доктором, достаточно иметь глаза.    - Да вы что, смерти его хотите? Илона, сумку! - едва увидев капитана, потребовал Артемий Карлович. И уже нам, не допускающим возражений тоном, скомандовал, - В тень его, быстро!    Вердикт доктор вынес неутешительный. Машина, доставившая коней и коров, немедленно берет деда и стартует в демидовский госпиталь.       - И что делать будем? - несколько растерянно поинтересовался тезка. Отданного приказа на передислокацию нашей группы, похоже никто отменять не собирался.    - Я и один доведу судно. Не сомневайтесь, - несколько поспешно выразил свое мнение парнишка в линялом тельнике. Судя по тону, он действительно не сомневался в своих способностях. Но сомневался, что ему доверят такое ответственное мероприятие.    А зря.    Тезка был не умолим. - Дэн, ты же ходил по Рейну?    - Ходил. Кочегаром. Почти дослужился до матроса, но карьера не сложилась.    - Данной мне властью, произвожу тебя в матросы. Надо идти.    Есть на душе гаденькое чувство, что от нас хотят избавиться по принципу - с глаз долой, из сердца вон. Не без этого.    С другой стороны - какие альтернативы?    Следовательно, надо идти - пойдем. Не в первой.       Я повидал в шествиях всякого, ходил на местных баржах с газогераторным движком и даже настоящем пароходе. Но на чем придется ехать сейчас - истинное торжество стимпанка.    Когда-то в далеком и светлом советском прошлом наше судно было теплоходом типа "Заря" - рабочим автобусом внутренних водоемов СССР. К моменту распада СССР данный тип теплоходов нехотя сдавал позиции более совершенным теплоходом, при этом все еще активно эксплуатировался, особенно в глубинке.    Я на таком каждое лето ездил к бабке в деревню. Сядешь в городе на пристани, а потом "Заря", не успев набрать скорость, причаливала к каждой второй прибрежной деревне. Беря на борт дачников и жителей глубинки, в том числе четвероногих. Лично наблюдал, как на теплоходе провозили не только собак и гусей, но даже коз.    А уж какую он поднимал волну...........    Умные дядьки в телевизоре убежденно говорили, что волна поднимаемая теплоходами "Заря" размывает берега.    Может и так. Но до чего же кайфово было, оседлав клеёную-переклеенную покрышку от батиного "Москвича", качаться на этих волнах.    Ходил бы себе теплоходик и ходил, но на пути у него встала "перестройка". В конце которой потрепанное судёнышко поставили в затон. А потом и вовсе вытащили на берег, в виду отсутствия запчастей и перспектив на следующую навигацию. Капитана выпихнули на давно заслуженную пенсию. Помощник ушёл торговать турецкими шмотками на рынок. К алюминиево-магниевому корпусу стали присматриваться сборщики цветнины.    Но их опередили.       Зима 1991 года.    Где-то в глубинке Российской Федерации.       - Что, вот эти? - спросил немолодой, явно тертый жизнью дядька с намертво въевшейся в моторику движений выправкой кадрового военного.    - А что вы хотели? Вам же надо много, сразу - вот буквально завтра, причаливать к необорудованному берегу и желательно бесплатно. Вот вам три теплохода, плюс малый буксир - "БТ" и капитан с механиком в качестве бонуса, - ответил хорошо, но неброско одетый, крепко сбитый гражданин неопределённого возраста.    - Я даже отсюда вижу, что теплоходы варварски разграблены и годятся исключительно в качестве понтонов или плав казарм. А буксир... ну не знаю, - задумался бывший военный. - Хоть какие-то запчасти к ним имеются?    - По бумагам все суда списаны. Буксир, хотя помят и невзрачен, но вполне рабочий. "Зорькины" движки, увы, свой ресурс отбегали. Но, вы же сами предлагали ставить движки, работающие от газогенератора.    - При этом мощность упадет в десять раз.    - А куда вам торопиться? В вашей ситуации или медленно или никак.    - Да нам возить не столько людей, сколько технику и грузы.    - Так срежете надстройку до моторного отсека. Кабину перенесите на моторный отсек. А на месте надстройки оборудуйте палубу и возите, что хотите.    - Х-х-х-х-х-х, ладно, что по цене? - нехотя согласился человек с выправкой военного.    - Вывозите все это барахло сами. Найдете чем?    - Танковым тягачом.    - Н-ну да, - легко согласился человек неопределённого возраста. - Забываю, с кем имею дело.    - Вывезете эти суда, плюс разъездной катер, может еще, что найдете. Плюс заберете с собой директора порта с главным бухгалтером и всем их имуществом. Времена нынче простые, так что им либо с вами за ленточку, либо на лесоповал минимум до следующего тысячелетия.    - Серьезные граждане. Много присвоили "имущества"? - словно сплюнув, произнес бывший военный.    - Достаточно, чтобы валить лес до конца дней. Уж я об этом позабочусь, - недобро усмехнулся хорошо, но неброско одетый человек неопределенного возраста. Он тоже не испытывал симпатий к подобным персонажам. Но бизнес требовал..... и ничего личного. - Работа такая.       Зима 1991 года.    Где-то в глубинке Российской Федерации.

Месяц спустя.

   Темнело. Снег падал на землю, редкими, крупными сказочно красивыми хлопьями. Как всегда в эти дни страна с трудом отходила от новогоднего безумства.    Хорошо, но неброско одетый человек неопределенного возраста неспешно курил дорогую сигарету и смотрел на опустевшую территорию порта. Белое покрывало снега уже практически скрыло глубокие следы многоосных тягачей.    Лишь вмёрзшая в лед затона старая брандвахта речного вокзала и памятник из пары ржавых якорей напоминали, что когда-то здесь был речной порт.    Порта не стало, но земля осталась.    Вот только принадлежит она теперь не обанкротившемуся ОАО "Речной порт", а совершенно другой фирме с кристально чистой историей.    Это только сейчас из беспросветного текущего момента кажется, что разруха пришла навсегда. Пройдет совсем немного времени, спираль истории пойдёт на новый виток и десять гектар земли на берегу реки, да еще с дорогой и всеми коммуникациями будут стоить серьезных денег. Очень серьезных.    Хорошо, но неброско одетый человек неопределенного возраста, докурил, бросил окурок в снег и протер перстень-печатку на безымянном пальце правой руки.    С перстня на человека смотрело заключенное в треугольник око Архитектора вселенной.    - Не забыть бы, по весне продать пристань на слом, - напомнил себе человек с перстнем.   

09 число 05 месяц 17 год. Вечер.

Амазонка.

      "Зорьке" срезали надстройку по машинное отделение, приварив рубку поверх последнего. Если мне не изменяет память, родным органом управления "Зори" был обычный руль. Здесь же, сквозь покрытое паутиной трещин стекло, виднеется полноценный штурвал с обмотанными синей изолентой рукоятками. Порезанная на кучки крыша надстрйоки превратилась не только в низенький фальшборт, но и в полутораметровые крылья мостика.    На носу появилась поднимаемая скрипучей ручной лебёдкой двухсекционная аппарель, переходящая в настил палубы совершенно инородный изначальной конструкции "Зорьки".    Понятно, что данный тип теплоходов никак не предусматривал подобной эксплуатации. Грузоподъёмность и остойчивость повысили, пристроив по бортам со смещением к корме пару поплавков, похожих на пузатые торпеды слегка сюрреалистичного калибра.    Может и правда торпеды?    Шучу.    В движение судно приводится не штатным водометом, и не винтом. А самым настоящим гребным колесом на 12 лопастей.    Вивисекторы художественной резки и сварки по цветмету вырезали центральную часть корпуса позади моторного отсека, предав корме многострадальной "Зорьки" П-образную форму.    Палочки П усилили и нарастили рамой, удерживающей ось гребного колеса. Спрятанной в моторном отсеке шестицилиндровый двухтактный дизель, по всему снятый с КрАЗа ранних годов выпуска, приводит колесо во вращение брутальной трехрядной роликовой цепью, масляно поблескивающей демидовским аналогом солидола.    Суденышко довольно вертко прошмыгнуло по протокам и выйдя на простор Амазонки, разгоняясь по течению до 8 узлов.    - Держись середины реки. Штурвалом работай плавно и больше ничего не трогай. Детей на мостик не пускай, ибо нефиг. Если что, сразу буди меня. Если все путем, буди меня через, - парнишка глянул на циферблат висящих часов, прикреплённых к переборке, что-то прикинул в уме и убавил обороты машины, - полтора часа. Или как пройдешь красный бакен N76.    Я встал к штурвалу. А Шкипер залег в гамак, закрепленный в крохотной каюте позади рубки, тут же погрузившись в крепкий сон, которому непомехой ритмичное шлепанье гребного колеса, рокочущий вполсилы движитель, тут же материализовавшиеся в рубке дети, а главное - надетый на Ким топик, неприлично плотно обтягивающий ее достоинства.       - Из далека долго течет река ...... Амазонка - муттер ривер.    Гадкий Орден на корню зарубил русскую национальную идею.    Местная Амазонка, во многом похожа на свою земную тезку и аналогия тут прямая. Но лично я бы прогибал под себя изменчивый мир, переименовав ее в Вогу.    Прагматичные Ким и Муха воспринимают буйство жизни, слабую качку и влажный климат с изрядной долей скепсиса. Возбужденный Птиц, стараясь держаться подальше от вонючего выхлопа, бодро нарезает круги вокруг плетущейся баржи. Зато мелкие прибывают в восторге от нового приключения.    - Папка, дай порулить!....    - Юнги, вы руки мыли?    - Ну-у дай....    - Рулите, только недолго.    Как раз по курсу длинный прямой участок реки, а штурвал я зафиксировал специальным рычагом. Так что порулить, для мелких, на самом деле всего лишь - подержаться за штурвал.    Вяло размышляя какие "горки" могли так укатать молодой организм Шкипера, а пожилого капитана вообще отправить в цепкие лапы врачей, осматриваюсь в рубке.    По сравнению с тем, что я видел на Рейне, тесно и бедненько. На крючках в рубке висят "мосинка", старенькая горизонталка 12 калибра, ракетница и пара полупустых кожаных патронташей. Судя по скудному арсеналу, либо в среднем течении Амазонки безопасно, либо суденышко не уходит далеко от устья Ориноко.    Из приборов. Вроде бы эхолот, хотя не порочусь. Компас, раньше указывавший стороны света на каком-то другом судне. Приборы контроля температуры воды и давления масла в двигателе. Вольтметр.    На этом все. Даже тахометра нет.    Жизненная необходимость и гонка за полезными ископаемыми уже превратили Амазонку в среднем течении из пограничной реки во внутреннюю транспортную артерию. Один из атрибутов виднеется прямо по курсу.    - Папка, буй, - приложив ладошку к бровям, подсказал глазастый Андрейка.    - Буй это крашеная железная бочка. А здесь плавают крашеные деревяшки, они называются бакены. Какого он цвета?    - Белый.    - Не наш, продолжайте наблюдение.    Похоже, навигационные знаки изготавливались из цельных стволов. Подводная часть с крюком для якорной цепи пропитывались дегтем. Верней придавали нужную форму, красили в установленный цвет и нумеровали. А чтобы бакены лучше наблюдались в ночное время, на верхушку крепили полутораметровый шест, обклеенный полосками светоотражающей пленки соответствующего цвета.    Дешево и сердито. Точнее, при минимуме рабочих рук и скудности ресурсов по-другому, пожалуй, что и никак.    И кстати, на Рейне я плавающих навигационных знаков не заметил. Вехи были, даже створный знак разок попался. А вот бакенов не было.    Что говорит о преимуществе плановой экономики, над капиталистической анархией, вяло тяготеющей к нарождающимся центрам организованности и правопорядка.    Кроме изредка качающихся на речной волне бакенов присутствие человека на реке выдал только плывущий по течению древесный ствол. Не подмытый водой или с корнем вывороченный ветром, а аккуратно спиленный.    Полтора часа пролетели незаметно. Вроде только я освоился в рубке, как из-за изгиба реки появилась красная точка далекого бакена.    - Папка, бакен.    - Вижу, бегите к маме, пусть греет ужин.    На ужин у нас острая мясная похлёбка, еще утром сваренная Немцем.    Если не хотите, как ваш покорный слуга, слечь с пищевым отравлением или другой кишечной хворью. Технология пищеприготовления в местной жарище, - острее, горячее, варить дольше, жарить до обугленной корочки без всяких там "с кровью". И жрать сразу по готовности.    Если надо запасти супец впрок. То еще кипящее варево заливается в предварительно ошпаренный трехлитровый термос, а перед употреблением, повторно кипятится. Вкус понятно так себе, хотя конкретно Немец могет даже тут.    - Шкипер, подъем! Бриг под черным флагом на ветре!    Парнишка разлепляет глаза с большим трудом. Помимо усталости, похоже, его еще и сморило в закутке за рубкой, продуваемым приторно теплым, влажным, словно наэлектризованным ветром с реки.    Подтверждая мой диагноз, Шкипер спустился на палубу, встал на колени и, ухватившись за скобу, согнулся у борта, сунув голову в набегающий поток.    Отфыркнувшись и продышавшись, Шкипер повторил процедуру омовения.    - Шкипер, судно на траверзе бакена N76. Примите командование или сперва отужинаете?    Первый поле бога, не колеблясь ни секунды, решил отужинать. Причем ел, так же как и дрых - жадно, много и с явным удовольствием.    - На реке, что поймаешь, то и сваришь. Мне становится худо от одного вида ухи и жареной рыбы, - пояснил Шкипер заметную странность своего поведения.    При этом думая, что никто не замечает, исподлобья сверлил взглядом Ким. Вангую, на обратном пути, расставшись с нами, он не раз "передернет", представляя в уме ее светлый образ.    И хотя я кручу штурвал уже два часа, его рукояти сразу кажутся какими-то неестественно липкими.    Взбодрившись двумя чашками чая, Шкипер попросил заварить еще чайничек редкого в этих местах лакомства. И с изрядной долей позерства, задымив длинной тонкой трубкой, отстранил меня от штурвала.    Суденышко, ведомое опытной рукой, обогнув вытянувшийся вдоль берега островок по замысловатой траектории, вошло в безымянный приток Амазонки.    Вечерело. На Амазонке природа успокаивалась, готовясь отбиться ко сну. Здесь, в зажатом высокими манграми притоке, природа уже крепко спала. Лишь кое-где, в свете носовых огней, изредка плескались первые ночные хищники.    Угнездившись в узком кресле, обтянутым потрескавшимся дерматином, слушаю болтовню Шкипера. Парень производит двоякое впечатление. Отчаянная безбашенность, свойственная его возрасту, уживается с живостью ума и несвойственной ему не по годам рассудительностью.    Шкипер был детдомовским сиротой. С живым умом и хорошей памятью он мог бы стать отличником, но... Есть такая определенная категория граждан, нетерпящая над собой никакой власти. Не анархисты или идеалисты, в большинстве своем даже не бунтари по духу.    Просто люди, которым как воздух была нужна ВОЛЯ.    Шкипер был из таких, в неволе он чах, и каждое лето сбегал из детдома. Если не ловили раньше, осенью возвращался, копить силы к следующему лету.    В конечном итоге добром бы это не кончилось, но в очередной раз отловивший Шкипера человек в погонах, позвонил другому человеку. Другой, не долго думая, сообщил, что по всем показателям этот паренёк его клиент.    Шкипер дураком не был, и почти верно решил, что добегался. Но вместо неба в клетку, увидел жаркий диск чужого светила в небе над базой Ордена.    Потом был колонна машин, еще даже не с Русской Армии, а просто с бывших вояк, примкнувших к Демиду.    Но и там у него не сложилось. Армейцам он прямо заявил, что сбежит при любом раскладе. На завод - тоже не его.    Неожиданно для всех, в том числе для самого себя, парнишка нашел себя на реке. Где над ним нет начальников кроме умудренного годами капитана, который не указывал, как ему жить, и окрестил его солидным прозвищем - Шкипер.    Есть поставленная задача, доставить груз, выставить бакены, забросить в глушь наряд речной пехоты или геологическую партию. Но вне рамок поставленной задачи Шкипер был свободен. Взрослые поначалу подшучивали, но очень быстро стали держаться с парнем на равных. Ибо Амазонка река большая, а речников на ней непозволительно мало.    Шкипер нашел свою "экологическую нишу", и впервые в жизни он был по-настоящему счастлив.    - По девкам бы неплохо. Но в порту только Танька, старшая дочка начальника порта. Вырваться в Демидовск получается редко. Да и не рады мне там.    О чем болтают подростки?    Ревущие моторами и воняющие паленой резиной "заряженные" тачки, пушки, и конечно тема номер ОДИН - тёл..... в смысле - девушки.    Манерные авто, в этом мире еще долго будут не актуальны. Оружие - тривиальный предмет обихода. Остается что?    Вот к этой, милой половине человечества свелся разговор.    - Может на Шкипера Татьяна не смотрела? Капитан-то другое дело.    - Да ну ее, - не купился Шкипер. - Ни сиськи, ни письки, зато самомнения на троих. Толи дело в посёлках выше по реке. Девки - чистый термояд. Правда, их родственники грозятся яйца отчекрыжить. Но это если без подхода, а если с подходом..............    - На реке есть поселки? - сворачиваю разговор на интересующую меня тему.    - Есть, как не быть. Особенно в верхнем течении. До переправы, на реке власть наша - русская. А вот деревеньки вдоль берега, бразильцы, кубинцы, мексиканцы и прочие выходцы из Южной Америки, отошедшие под руку русской Армии в поисках защиты. Растят жратву и меняют ее на топливо. А кое-кто выбирается в Демидовск на сезонные заработки.    ( Шкипер - путает кубинцев с другими латиноамериканцами)    Судя по рассказам шкипера, местные девчата таки сделали его мужчиной.    И мысль вновь очутиться на этих гостеприимных берегах занимала мысли парня если не целиком, то наполовину точно.    Он даже проговорился, что устроил на берегу нычку из десятка дефицитнейших стальных бочек, в которые потихоньку сливает солярку с судна. Топливо ему нужно в качестве универсальной валюты. Чтобы получить желаемое наверняка, если не по любви, то по расчёту.    Разговор плавно сместился на тему Амазонки, судов и раскладов на реке.    Шкипер поведал, что "Зорек" в порту было три.    Вообще-то пропихнули в ворота больше. Одна ходит по Москве-реке. Одна перевернулась в море при буксировке и утонула. Еще одна попала в шторм, экипажа на ней не было, и буксир бросил ее, обрубив концы. Волнами суденышко прибило к берегу, где размолотило о камни.    - Почему гребное колесо? Чем плох штатный водомет, или передать на винт?    - Водомет сняли и установили на другую "Зарю". Одну из тех двух, что по очереди возят по реке речную пехоту. Чуть что, взвод речной пехоты примчится и пристанет к любому берегу. Жрут, правда, как не в себя. Но экономия это не про военных.    На эту, как ты и предлагал, хотели поставить винт. Но винта-то и нет. А гребное колесо - просто и надежно. Механики поставили судно на ход за две недели. Потом, правда, пришлось монтировать дополнительные поплавки. Получилась не быстрая, но надежная рабочая лошадка речного судоходства.    Кроме того по Медной другое судно не поднимется, ни с винтом ни с водометом.    - Эта река Медная?    - Угу.    - А почему.    - Почему Медная?    - Странный ты, - удивился Шкипер. - Вы же на медный рудник едете.    Тьма окончательно опустилась на реку. И в свете носовых прожекторов казалось, что судно пробирается по бесконечному тоннелю прибрежных деревьев, держащих на своих кронах полусферу тьмы.       - Просыпайся!    Кто-то не слишком любезно тряс меня за плечо.    - Что.....?    - Просыпайся же!    Вот это я кимарнул. Солнце еще не вышло, но на реке уже светло.    Медная все еще имеет равнинный характер, но вокруг долины реки горы.    - Что стряслось?    - Не могу, засыпаю. Следи за мной, чтобы я не заснул.    - Может, давай я встану к штурвалу? И потихоньку.    - Сума сошел. Под нами полтора метра глубины, топляк, трава камни. Да и пришли почти. Остался час - полтора максимум.    Пока не взошло светило, так и шли. Шкипера качало от усталости. Он слипающимися глазами пытался высмотреть что-то прямо по курсу, то косился на эхолот. Прибор оказался вполне рабочий.    Иногда корпус суденышка вздрагивал, ломая ветки топляка.    И стало понятно, почему был выбран именно колёсный вариант двигателя. Река густо поросла длинными водорослями. Тонкие, но прочные зеленые плети, которых намертво забьют любой водомет или намотаются на винт. Хотя винт скорее погнется о камни.    Горы со всех сторон обняли сузившуюся реку. Шкипер прибавил обороты, но суденышко с трудом шло наперекор усилившемуся течению.    - Все пришли, - облегченно выдохнул Шкипер, ткнув пальцем в островок, делящий сузившуюся реку на основной поток и узенькую протоку, искусственно заваленную валунами и обломками скал.    Тарахтя дизелем на повышенных оборотах и задорно вспенивая колесом воду, суденышко натужено вползло на песчаную отмель.    Убедившись, что суденышко крепко зацепилось за грунт, пятнадцатилетний капитан заглушил двигатель. И сумасшедшей белкой метнулся на нос крепить выброшенные на берег швартовы.    Что характерно мне он эту операцию не доверил. И в этом есть здравый смысл. Когда ЗиЛ с прицепом и "Нива" съедут на берег, облегченное суденышко оторвется ото дна, и речной поток проверит швартовы на прочность. Так, что лучше пусть их крепит тот, кто знает с какого конца браться за швартовый конец.    Впрочем, и я не остался без дела, аппарель опускалась и выдвигалась скрипучей ручной лебедкой. Такая вот физкультурка по утрам.   

10 число 05 месяц 17 год.

Амазонский Хребет. Приток Амазонки.

      Место для "речного порта" выбрано идеально. Лишенный крупной растительности островок и отсыпанная к нему низенькая дамба грудью встречают напор речного потока, отводя его в сторону и формируя нечто вроде крохотной искусственной гавани.    Вторым концом дамба упирается в зажатый крутыми склонами пятачок земли размером в половину футбольного поля. С западной стороны это даже не склон, а полноценная отвесная скала, обретающая пологость склона только на высоте тридцати метров. С юга - юго-востока поросшая редким кустарником и чахлыми деревцами горушка, с крутым, но проходимым (для человека) склоном. С севера река. Между скальной стеной и склоном горы изрядно накатанный проезд, ведущий в западном направлении.    Под скальной стенкой крытый тростником длинный невысокий навес. И дюжина намертво забитых в стену костылей с крупными проушинами, брутальностью размера, компенсирующего откровенно поганое качество металла - явно продукция демидовских мастерских. Через проушины пропущена ржавая цепь, судя по размеру звеньев, изготовленная там же, где и костыли.    У склона горы более серьёзное сооружение, способное вместить под своей черной от смолы крышей пять-шесть машин. Собственно, судя по следам, машины или машина изредка тут бывали, занимая место в дальнем углу.    Остальное пространство под навесом использовалось как склад. Масляные пятна, угольная крошка, отпечатавшиеся в грунте круглые вмятины от двухсотлитровых бочек и параллельные вмятины от поддонов.    Что было на поддонах?    Тут и гадать не нужно - слитки черновой меди. Или скорее слитки полиметалла вроде кустарной бронзы, с высоким содержанием купрума. Из которых в Демидовске рафинируют химически чистую медь.    Если нефть кровь войны (только не говорите этого оркам), то электричество кровь экономики. И бежит эта кровь по алюминиевым и медным жилам. С производством алюминия в этом мире пока никак, а вот медь уже потихоньку добывают.    Причем, насколько мне известно, вся добытая медь поступает строго на нужды промышленности. Население стойко переносит тяготы и лишения, обходясь тем, что привезло с собой из родного Мира или в большинстве своём - свечами и керосиновыми лампами.    - Милый, это то, о чем я думаю? - прервав мои размышления, Алиса указывает на забитые в скалу костыли и пропущенную через проушины цепь.    - А как ты хотела? Изнанка мира, в которой нехорошие люди совершают созидательные вещи. А поскольку они не хотят заниматься созиданием добровольно, человечество придумало такие вот цепи.    - Ага, еще рабовладельцы древнего Египта придумали.    - А что ты хотела? Прогресс порою выглядит именно так. Кстати, заметила, дамба к острову сложена из камней, которые по силам поднять одному - двум человекам. И под ногами полное отсутствие камней.    - Заметила. А еще заметила следы клиньев, которыми раскалывали на части негабаритные камни.    ЗиЛ и "Нива" отлично поместились под большой навес. Ким, дети, Муха с потомством и даже птиц, нахохлившийся на деревянной балке, залегли досыпать в теньке. Тарахтение двухтактного дизеля, шум водяного колеса и качка мало способствуют хорошему сну. Вот они и досыпают.    Шкипер завалился спасть, едва я съехал на берег. Просил разбудить его через три часа. Но злым мной был послан ........ отдыхать, пока начальство - то бишь я, объявит подъем. Часиков через шесть.    Мне остается бодрствовать, охраняя лагерь, судно и мирный сон граждан. Непонятно только чьих граждан. Формально мы граждане русского анклава или как тут говорят Московского протектората. Реально же, Демидовск это, по сути, отдельный город - государство, который вроде как сам по себе.    Поверил местность на предмет ядовитой фауны. Снял с прицепа покрытую ржавчиной и копотью бочку, верой и правдой служащую походным очагом.    Собрал на склоне сухих веток на дрова. Солидно так собрал с запасом.    Перебрал и смазал скрипучие узлы привода аппарели. Слазил бы и в моторный отсек, там явно есть к чему приложить руки. Но такую самопальную конструкцию лучше не трогать без того, кто на ней работает.    Проснувшийся Птиц, вспорхнув с насеста, захлопал крыльями над уходящей в горы дорогой. Чуть позже встрепенулась Муха.    Тут гадать нечего к нам пожаловали гости. Где моя СВД? На всякий случай.    Гость особо не скрывался. Примерно мой ровесник. Чуть ниже меня ростом, зато чуть шире в плечах. Длинные, по местным меркам, черные волосы. Поросший налетом жесткой щетины, крупный подбородок, придающий лицу некоторую угловатость. Есть легкая узкоглазость, но не дальневосточная, как у Ким, а скорее Среднее Азиатская. Выносливый и сильный физически, вон как легко и пружинисто идет, несмотря на здоровенный рюкзак за спиной и повешенную на шею двустволку.    Интересное кстати ружье. Соединённая муфтами разнокалиберная двустволка. Нижний ствол нарезной, верхний гладкий 12 калибра. На прикладе кожаный патронташ на пять патронов. Три нарезных и два гладких.    Подойдя ко мне, незнакомец представился.    - Тимур - ваш проводник в прекрасное неизвестное.    - Дэн - царь, бог и воинский начальник в этом самом прекрасном неизвестном и по дороге туда.    - Алиса, можно просто, Ким. Если верить мужу, командирская жена, царица, земное воплощение богини. Не знаю какой, правда, - представилась Ким, успевшая сменить короткие шорты и облагающий топик, на менее эротичный наряд.       Вопреки просьбе Шкипера, дрых он до полудня.    Зная тяжелый характер трудного подростка, будить его я поручил Ким. И не прогадал. Пока он умывался, в минимальном объеме наводил личную гигиену и топал к импровизированному достархану, аппетитные запахи и обаяние Ким остудили горячность Шкипера.    На полный желудок, да под чашку архидефицитного в этих местах чая, еще и со сгущенкой, гроза речных просторов мог только вяло мечтать о выдвижной мачте, по типу той, что радисты седого смонтировали на мой бывший шушпанцер.    - А почему бы не установить стационарную мачту? - поинтересовалась Ким.    Если бы она не спала прошлой ночью, то не задавала бы такого вопроса.    - По протокам приходится ходить под кронами деревьев, мачту в раз посшибает. Да и на реке (Шкипер имеет в виду Амазонку) бывает приходится приставать вплотную к кронам, - разъяснил очевидное Шкипер. - Нужно идти в притоки, опустил мачту. Вышел на большую воду, поднял мачту и сразу рация берет вдвое дальше.    Вдвое дальше это аргумент. Но стальная высокая конструкция тяжеловата для суденышка Шкипера. А выдвижную легкосплавную военные не дадут, им самим не хватает.    - Сделай из бамбука, как удочку, - предложил молчавший до этого Тимур.    - Как это?    - Сделай из бамбука четыре куска по два метра. Больше восьми метров делать, пожалуй, не стоит, вручную не поднимешь. Бамбук выбирай потолще, не станется. Для долговечности просуши заготовки в теньке, потом пропитай маслом. На один конец насади металлическую трубу, если найдешь, то лучше алюминиевую. Другой конец подгони под трубу соседнего куска. Из проволоки наделай колечек, примотай их к бамбуку и ......Хм, залачь или покрась, тут уж, что найдешь. В колечки пропусти антенный провод. На верхнем куске закрепи антенну. Нижний закрепи на крыше рубки. И как обычную удочку собирай мачту необходимой длины.    - А куда девать куски мачты, когда она разобрана?    - Крепить к основанию - самому нижнему куску.    - И чем крепить?    - Масса вариантов, ты уж сам додумай, - слегка раздраженно отмахнулся Тимур.    Шкипер было набычился, но идея с мачтой действительно бала толковой, дешевой, да что там практически бесплатной и вполне выполнимой даже силами одного Шкипера.    Виденные мною местные аналоги бамбука, приземистые и пузатые, больше похожи на хвощи переростки, малопригодны для этой цели.    Зато завезённые с Земли ростки бамбука, в Новом Мире прижились, как родные, и местами уже разрослись в небольшие рощи.    - Я дам тебе резинку от эспандера. Ей можно плотно прихватывать разное количество снятых сегментов, - разбазарила наше семейное добро Ким.    - Точняк! Крючок я сам приделаю, - нашелся Шкипер.    Парень загорелся. Идея о новой мачте и увеличении зоны радиоохвата поглотила его целиком.    - Шкипер, знаешь, что.    - М?    - А привези-ка ты сюда побегов бамбука.    - Сделаем, честное Демидовское,- легко согласился парень. - Подтолкнёте? Пора мне.       Как это бывает у "сколхоженных" на коленке аппаратов, задний ход у "Зорки" имелся. Теоретически.    Практически его включение было чистой воды шаманством. Поэтому нам с Тимуром и визжащей от восторга детворе пришлось раздеваться, выталкивать многотонное суденышко на стремнину. Где Шкипер бросил кормовой якорь, ловко развернув суденышко по течению.    Подозреваю, он в тайне надеялся, что и Ким поучаствует в процессе. Наивный юнош, Ким в компании Мухи лишь с интересом взирали на это безобразие с берега, подбадривая бурлачков едкими шуточками и басовитым лаем.       Нет, я не против освежиться. Тем более что остаток дня и весь следующий мы с Тимуром и детьми, куда же без них, строили загон для скота.    Давно скучавший в ожидании нашего приезда Тимур нарубил на столбы три десятка трехметровых стволов, сантиметров по десять - двенадцать в диаметре. И прорву длинных хлыстов потоньше.    Первый день мы, таскали "пиломатериалы" в лагерь и сверлили в плотном грунте ямки под столбы. Второй день делали из длинных хлыстов плетень.    Плетень получился внушительный, не какой-то там забор, а прямо-таки капитальное сооружение. Ну, почти.    Было время подумать на тему - что или кого возила сюда "Зорька". Следы от кандалов на судне не очень-то разглядишь. Зато просыпанный уголь запросто.    Но ни про уголь, ни про медь, ни про каторжан Шкипер не сказал нам ни слова. Язык за зубами паренька держится как надо.    Сутки спустя выяснилось, что у Тимура он держится еще крепче.

12 число 05 месяц 17 год.

Амазонский Хребет.

      В то, что Шкипер в таком же ударном темпе доставит следующую партию переселенцев, лично я верил слабо. Парень он конечно молодой и деятельный. Да еще с характером. Но все-таки не железный. Так что его возвращения я ждал через день.    Гости пожаловали, откуда не ждали. Первым, как всегда, гостей учуял Птиц. А вот со вторым, я все же ставлю на Муху. Но если Тимур и отстал от псины, то меньше чем на полкорпуса.    По дороге между гор протарахтел младший братик наших "Крокодилов" - "ГаЗ 69" со снятым тентом. И экипажем из пары весьма тревожных граждан.    - Тимур, счастье, что ты здесь, - лишь кивнув, но не поздоровавшись, начал пассажир.    - Стряслось что? - флегматично поинтересовался проводник.    - У меня трое подопечных потерялось.    - И?    - У них ствол,- исподлобья зыркнув на меня, гость выдал информацию, скрывать которою от меня не имел права. Как минимум права морального.    - Понятно, - Тимур взял ружье и перекинул, через плечо патронташ, - я встану на след. Дорога тут одна, и ведет она к реке. За двое суток сюда доковыляет даже хромой. Так что, Ден, вооружайся, а сторожа у тебя отменные.       Шарахаясь между склонов, затих рокот уезжающей машины. Оставив меня и мое семейство один на один с неожиданной напастью.    Тревожно ли мне?    Как ни странно - нет.    За то время, что я провел в новом мире, я наприключался на десять жизней в том мире. Сейчас тревожиться пока рано, сейчас самое время обстоятельно обустроить позицию для обороны.    Диспозиция у нас отличная.    С одной стороны позицию прикрывает река. Не слишком бурная и глубокая, но и просто так ее не форсируешь. А уж беззвучно это наверняка.    С другой стороны высокая скальная стенка. Устроить сюрприз с которой по силам разве что: Бетмену, Человеку-пуку или жидкому Терминатору. Но все эти мутанты водятся исключительно в Голливуде, так что со стороны скалы сюрпризов не ждем.    Остается горушка проплешинами редкой растительностью на крутых склонах. Толком не пройдешь не спрячешься.    Остается два уязвимых направления:    - дефиле между рекой и горой,    - дорога между горой и скалой.    В качестве инженерного обустройства позиции срубаю несколько длинных разлапистых деревьев. Тащить их приходится как в сказке про деда и репку.    Не в той, где посадил Дед Репку. Репка своё отсидел, откинулся и спросил с Дедки.    А в той - где верёвка за дерево, Ден за веревку, Ким за веревку, Андрейка за верёвку, Рита за веревку, тянут, потянут, а Флинт и Муха охреневают от такой активности бурлаков.    Если честно не так все и плохо. Восемь стволов перегородили дорогу, шесть - дефиле у реки. Убрать деревья с пути или перелезть через импровизированную преграду проблемы не составит. Да только через ветки натянуты сигнальные бечевки, к которым подвешены пустые консервные банки. Для пущей звонкости в баки брошено несколько шайб, болтиков, гаек.    Возле машин приготовлен костер-нодья из пары положенных параллельно бревен, сверху прижатых третьим бревном. Гореть будет всю ночь, хотя света едва хватит только чтобы смутно различать силуэты "туристов", беспечно дрыхнущих в спальных мешках.    Туристов там явственно нет. Они будут коротать ночь в закутке под скалой. Но "гостям" этого знать необязательно.    В то, что сбежавшие с рудника попросят пожрать и политического убежища, верят исключительно в Голливуде. А это, как я уже говорил, не здесь.    И встречать гостей я буду сразу огнем на поражение. Благо позиция у меня отменная и даже ночью с нее все видно, как на ладони. В том время как сам я укрыт каменным карнизом и парой поднятых на него мешков с влажным речным песком.    Тактический замысел предполагал, что Муха проведёт ночь возле машин у костра. Но псина, мысленно послав хозяев далеко и надолго, бодро перетаскала возмущенно пищащих щенков, устроив лежку в закутке рядом с Ким и детьми.    Ну да ладно. Птиц в гордом одиночестве остался ночевать на балке под большим навесом. А слух и чувство опасности у него лучше собачьего.       Потянулась самая длинная и тяжелая ночь в моей жизни.    Организм еще полностью не восстановился после отравления. Выматывающий переход, плаванье по реке, монотонные физические нагрузки при строительстве загона для скота, а потом обустройство позиции от возможного нападения. Да и нервы всё-таки не железные. Накопившаяся усталость брала свое.    На закате, когда начало темнеть, я загнал на скальный карниз сына с наказом бдеть в три глаза. Логика здесь простая - если на нас не напали днем, то нападать на закате нет смысла. Есть смысл дождаться темноты.    Несмотря на все мольбы сына дать ему мелкашку или хоть что-нибудь, на пост он заступил безоружным.    Еще величайший антисоветчик и милитарист Хайнлайн верно заметил, что когда ты безоружен из головы разом пропадают бравурные мысли, страх обостряет чувства и караульная служба несется со всем тщанием, без мысли геройствовать, лично шмальнув в супостата, вместо того, чтобы сообщить о неприятеле старшим.    Часика полтора поспать получилось. Потом окончательно стемнело, и пришла пора разжигать нодью и сменять сына на посту.       Боже-ш мой, как медленно тянутся минуты. Вот ей богу, мне кажется, время не просто застыло на месте, а потихоньку крадется в обратную сторону.    Впрочем, радикально недоспавшему организму кажется не только это, а порой такое, что впору креститься.    Ночь давно минула свой экватор, но пока еще нет и намека на раннее утро. Все это время окружающий мир был в пределах естественного фона. Журчала река, под слабыми вздохами ветра шелестели ветви деревьев, изредка плескалась рыба в реке, да потрескивали остывающие камни.    Первым присутствие чужого учуял я. То ли сработали обостренные чувства, а может просто повезло. Я даже не видел и не слышал гостя, но я уверен гости пришли.    А потом на склоне горы, выдавая позицию одного из "гостей", предательски хрустнул камень.    Скупой свет нодьи освещает контур "Нивы", с дуги безопасности которой на звезды смотрит пустой зрачок ствола "Брена". Магазин примкнут, его характерный кривой горбик отчётливо виден в отблесках пламени. Вот только патронов в магазине нет. "Брен" - приманка для желающих разжиться стволом.    Судя по позиции одного из гостей, лакомая приманка сработала.    Расплывчатая тень выросла над скальным выступом.    Ккак он туда перебрался? Быстрый какой. И совершенно бесшумный.    Неужели профи?    Тем временем гость приподнялся на локтях и высунулся из-под прикрытия камня, дабы лучше рассмотреть, что творится в лагере.    Бах!!!    В теснине между скалой и горой выстрел резанул по привыкшим к тишине ушам с особенным напором. Ноздри щекотнула кислинка сгоревшего пороха    Не глядя на результат (результат есть - в темноте отчетливо слышно падение тела), переползаю под прикрытие мешков с песком. Червяки и змеюки, поучить вас ползать?    Ободрал локоть, поцарапал щеку, приложился ребрами о что-то твердое, но это мелочи.    Внизу подо мной, демаскируя нычку, рыкнула и тут же затихла Муха. Ким с ней шутить не будет, разом приведя псину к молчанию. А вот пищащие комки шерсти выдают позицию моего семейства.    Плохо, но пока не имеет большого значения. Закуток, где укрылась мое семейство, простреливается только с реки. С других направлений даже рикошетом незалетит.    Тем временем, внезапно разбуженный мир протестующе зашумел. Громче всех возмущается взмывший над лагерем Птиц.    А что супостат?    Тело супостата, сбитым "Мессером" пикировало вниз по склону, влетело в густую поросль и, зацепившись за кривые, но прочные стволы, свисает головой вниз. Голова видна не особо, но контур тела и особенно безжизненно свешанные вниз руки видны неплохо .   

13 число 05 месяц 17 год.

Амазонский Хребет. Утро.

   Нет, ну это ж надо.    Моя тактика обороны лагеря сработала на сто процентов.    Вот только в роли супостата выступили не беглецы с медного карьера. А один из тех самых медведеподобных зверей, которые встречались в моем переходе через Скалистые горы. А один особо опасный урсаноид, на обрыве у водопада, едва не продегустировал мох нежных потрошок.    Здесь, в отрогах Амазонского хребта нашу стоянку навестил подобный урсаноид. И хотя местный зверь молодой и поджарый, его тушка вполне тянет на полтора-два центнера.    Ну, два, это как в рассказах всех охотников. Но полтора центнера в звере с гарантией. Полная пасть милых зубов - просто мечта стоматолога. А когти - вообще отдельная тема. Как при таких когтищах он умудрялся передвигаться по не самому простому маршруту совершенно бесшумно - для меня загадка.    Ким предложила вполне годную гипотезу, что когти зверя втягиваются как у кошачьих. И я склонен с ней согласиться.       Вместо того чтобы отбиться спать, я вынужден снимать шкуру. Отрубив череп, насадил его на кол, врытый у подъезда к лагерю. После чего, кряхтя от натуги, всем семейством отволокли и сбросили труп в реку.    Вивисекция вышла на крепкую пятерку - облепленный насекомыми череп смотрелся не просто устрашающе, а даже жутковато.   

13 число 05 месяц 17 год.

Амазонский Хребет. День.

   - Живы?! - в голосе Степаныча столько неподдельной тревоги, что мне даже стало чуточку стыдно.    - В общем да, а не должны бы?    - Час назад мимо нас проплыл труп с ободранной кожей. И без башки. Как у Джека Лондона "Ихтиандр без головы", только мертвый, - влез в разговор Шкипер - все еще единственный член команды "Зорьки".    Что лично мне говорит о том, что лишних людей решено к операции не привлекать, обходясь теми, что есть.    - Если ты имел в виду книгу "Всадник без головы", то ее написал Майн Рид. И всадник там был мертвый - без всяких только. Он же без головы, а без нее не живут. Без мозгов, половина человечества, а вот без головы пока никому не удавалось.    - Точно, но я читал в "Технике молодежи", что у какого-то профессора ампутировали все кроме головы. Дуэль или Добль..............    И вот что с ним делать?    - Доуэль.    - Точно.

16 число 05 месяц 17 год.

Амазонский Хребет. Вечер.

   Почти затемно вернувшийся с "охоты", Тимур жадно вгрызается в слегка зачерствевшую краюху, со всей пролетарской ненавистью налегая на котелок с наваристой ухой. Спасибо Шкиперу, детально просветившему, что ловится в этих водах.    - По рюмашке?    - Не стоит. Устал, развезет сразу. Лучше чайку, - как бы невзначай просит Тимур.    Хитрый какой. Хороший чай - редкий, практически стратегический продукт. Однако, похоже сейчас именно тот случай, когда надо идти на издержки. Тимуру явно есть, что сказать, но под это что-то он отжимает капельку давно забытого вкуса.    У костра нас трое - я, Тимур и, превозмогающий сон, Чак. Вообще-то сейчас его время нести вахту по охране нашего мирного сна, но мне нужно поговорить с Тимуром. Так что пусть нигра пока дремлет. На русском он понимает от силы полторы сотни слов, это, кстати, в десять раз больше чем две недели назад, и разговору мешать не будет.    - Взял беглецов? - спрашиваю я, кривой палкой сдвигая в кучу крупные угли и не прогоревшие поленья. Темень ночного неба без следа проглатывает стайка искр, возмущенных моим вмешательством.    Тимур утвердительно кивает. - Там такая история, - он замолкает, сдувая пар, вьющийся над кружкой. - Порой в этом мире встречаются такие сюжеты.    В общем, с рудника сдернули трое - пара каторжан прихватила с собой девку с кухни.    - Только с кухни?    - Ты идеалист? - Тимур отвечает вопросом на вопрос.    - Циник.    - Тогда ты знаешь про кнут и пряник.    - Кнут, он кнут и есть. Пряник? Свобода им не грозит. Морить провинившихся каторжан голодом не вариант, упадет выработка. Так что они явно не голодают, и пермоблюдом их не купишь. Поощрить спиртным или наркотой? Дешево, сердито и снимает стресс, но велика опасность пьяного бунта. Остается что?    - Н-да. Однако и у каторжан бывает любовь. Влюбленная парочка отважилась на побег. А третий, похоже, прилип случайно. Они пошли даже разными дорогами. Одиночка ломанулся вдоль дороги сюда - к реке. А парочка двинула вглубь гор.    - Сколько он до нас не дошел?    - Верст двадцать.    - Ты его?    - Нет, горные волки. Есть тут такие, очень похожие на земных волков, животины. Повыше правда - до метра в холке, и жуть какие мордастые.    - Знаю, в Скалистых горах за мной увязалась стая.    - Хм, и как?    - А как оно может быть, если я здесь.    - Это понятно. Как конкретно разошлись?    - Конкретней некуда. Я тогда шел через высокогорье. Деревьев нет, трава, кусты, камни. По пути попалась каменистая проплешина. Пробежался влево, повесил на кусты куртку. Помочился справа. А сам оседлал скалу в сотне метров дальше. Стая вышла на прогалину и сбилась в кучу, вынюхивая, куда именно я делся. Дальше как в тире.    - Дэн, как тебя занесло в Скалистые горы?    - Это длинная история, потом расскажу. Так что там с беглыми?    - Того, что шел к реке волки загнали на дерево. Потом пара мишек подтянулась. Шухер стоял такой, что пройти мимо было просто нереально. Теперь бегунок снова машет кайлом в самом глубоком штреке.    То, что Тимур нашел шедшего вдоль дороги к реке беглеца не просто хорошо. Что там у него в голове? И, дойди он до нашего лагеря, несмотря на меры предосторожности, могли случиться неприятности.    Или, набегавшись по природам, каторжанин пришел бы с поднятыми руками.    Что с ним делать?    Миссия у нас секретная. И случайные свидетели решительно не нужны. Вернули бы беглеца на рудник, или дали бы нам команду самим решить проблему.    И мы бы ее решили. Поморщились и решили, но осадчик бы остался.    - А остальные?    - Вот тут начинается история достойная Шекспира, - как-то уж очень невесело сказал Тимур. - Я бы их конечно рано или поздно нашел. Скорее рано. Однако они сильно упростили мне задачу, разведя костер на ночь. Понять их можно, страшно же. Но больно уж место выбрали бестолковое. Видимо в прошлом горожане.    - Как ты их повязал?    - Никак.    - Обоих?    - Нет только его. Баба сама застрелилась. Приставила автомат к подбородку и высадила остатки магазина, - несмотря на нейтральный тон видно, что Тимуру не по себе. - Точно говорю, это любовь.    - Да ладно. Может он кухарку прихватил, что бы иметь продовольствие для бегства?    - Я тоже так думал. Но большую часть припасов они бросили. Баба подвернула ногу, и он нес ее на руках, бросив почти все припасы. На руднике контингент - мрази конченные, клейма ставить некуда. Но это ведь не значит, что сильные чувства для них невозможны.    - Или она была беременна, - предположил я. На Тимура стало жалко смотреть. - А может это были муж и жена или брат и сестра? - продолжаю нагнетать. - Я тут сталкивался с подобным.    В этот Мир Орден завозит лихих граждан в поистине промышленных масштабах. Треть из них та, что выживает, вскорости оказывается в местных пенитенциарных учреждениях.    Орден предпочитает использовать каторжан для развития береговой инфраструктуры - причалы, молы, дамбы. На Рейне отправляют на заготовку леса. Азиаты загоняют своих преступников на расчистку полей. В Демидовске решили отправить часть з/к на рудник.    Судя по тому, что медный рудник не афишируют (есть у меня сомнение, что на нем добывают исключительно медь), в рудокопы определили самых отмороженных - тех которым помилование или окончание срока не предусмотрено в принципе.    Такая вот лирика. Циничная и суровая.    В рассказанной Тимуром истории есть одно большое НО. Вот............................ такенное.    Если бы беглая каторжанка не застрелилась сама, поволок бы ее Тимур обратно на рудник? С вывихнутой-то ногой.    Что-то я сомневаюсь.    Скорее всего, у него был приказ беглецов вернуть или ликвидировать. С учетом того, насколько он ценный кадр для нашей экспедиции, возможен вариант - не рисковать и пристрелить без затей.    Причем в воспитательных целях не нужно рубить трупам головы, дабы в воспитательных целях украсить ими колья возле бараков.    Во-первых, это не в наших культурных традициях.    Во-вторых, достаточно просто вернуть похищенный автомат, и каторжане узнают о печальной участи беглецов.

17 число 05 месяц 17 год.

   Амазонский Хребет. День.       Как стартуют в дальние дали экспедиции или трогаются в путь караваны пионеров - переселенцев?    Рычат на перегазовке мощные моторы. Мозолистые руки водителей готовы толкнуть вперед рукоять коробки передач. Начальник экспедиции поднимает к небу воронёный ствол. Сейчас грянет стартовый выстрел, и длинноногая, грудастая блондинка в неприлично короткой юбчонке лихо взмахнет клетчатым флагом, или по-простому - снятыми с себя ядовито-красными труселями.    Затаивший дыхание сводный оркестр разом выдохнет и грянет "Прощание славянки!".    А водила головной машины войдет в историю прошептав - Поехали..... или скорее хулиганисто - Погнали!       В жизни все иначе.    - Может всё-таки вдвоем? - в десятый раз уламывает меня Тимур.    Могу его понять, у него свои резоны.    Если читатель забыл, в очередной раз напоминаю - вокруг никогда не видевшие человека дикие, да что там, дичайшие горы. Причем горы И Н О П Л А Н Е Т Н Ы Е, кишащие дерзкой внеземной фауной, а местами и весьма лютой флорой.    Тимур вполне справедливо полагает, что пасти одного взрослого мужчину ему намного проще, чем мужчину, женщину и пацана с бритвенно-острым метровой длины шилом в известном месте.    Путем долгих уговоров Риту удалость оставить "следить" за хозяйством.    А собравшийся было в дорогу товарищ Флинт, внезапно передумал, после того, как его чуть не "сбил" спикировавший со звенящих высот местный гибрид грифа и "МиГ 15".    Несмотря на чудеса высшего пилотажа "сталинский соколик" увернулся от вражеского стервятника, исключительно благодаря везению.    Разом поскучневший птиц забился под навес на облюбованную для ночевки балку. А король местного неба величаво-надменно развернулся над рекой и пошел на второй заход.    Это его и погубило.    Размер и дерзость стервятника произвели впечатление не только на товарища Флинта. Несущий охрану лагеря, Степаныч жахнул дуплетом, сбив залетного гостя с курса. Пару секунд спустя хлопнул гладкий ствол комбинированной двустволки Тимура, окончательно заземлив цель.    Перед тем, как отрубить голову и спихнуть неожиданно легкую тушку в реку, шагами промерили размах крыльев. Вышло пять с половиной моих шагов.    Зачем рубили птице голову?    Это все проделки Ким. Мимоходом заметившей, что посудина Шкипера, украшенная черепами медведя и гигантской птицы, будет смотреться куда как брутальней. А уж какое впечатление это произведет на молоденьких человеческих самок........м-да.    Со своей стороны, едва не посоветовал парню украсить "Зорьку" черепами крокодила или крупной водяной змеи. Но вовремя прикусил язык, ибо такие понты запросто могут стать для парня летальными.    Однако грызет меня паскудная мыслишка - Шкипер и сам дойдет до мысли, что череп медведя и гигантской птицы, не толкаясь боками, уместятся в черепе крокодильчика. И с оказией прошвырнется до дельты за действительно гигантским экземпляром рептилии.    Что-то я отвлекся.    Ким я беру, дабы воочию убедиться, что ей и "НИВЕ" данный маршрут по силам. Если станет понятно, что "НИВА" по горам не пройдет, у меня еще есть последняя возможность отправить машину со Шкипером в Демидовск.    Вооруженного мелканом Андрюху беру, дабы рос мужиком. Парню важно почувствовать себя причастным к опасной мужской работе. А что, до мелкана - да, несерьезно. Но ему в компании меня и Тимура вряд ли выпадет шанс им воспользоваться.    Никаких карт, кроме тех, что есть в голове Тимура, у нас нет. То ли опять играют в секретность, то ли действительно не удосужились сделать хотя бы кроки.    Судя по рассказам проводника, до рудника полста верст. Сорок две версты в нужном нам направлении - почти на запад, и еще восемь на север. Из сорока двух километров нам нужно тридцать семь. Потом наш маршрут отклоняется в сторону узкого, вытянутого на запад плоскогорья.    Охрана и вольные механизаторы с рудника должны были проложить просеку до плоскогорья. И судя по побегу, часть персонала оторвали от их прямых обязанностей, что негативно сказалось на охране объекта. Так что, какая-то "дорога" в сторону плато, скорее всего, имеется. И мне нужно понимать какая и до куда именно. Дабы перебросить туда пару тонн дополнительного бензина, которого никогда не бывает много. Бывает мало, но больше не увезти.    Кроме того у меня стадо-табун-стая разномастных домашних животин, которых предстоит везти на машине или перегонять своим ходом. А значит необходимо приглядеть безопасные места для отдыха и оборудовать загоны для ночёвки. Причем, при кажущейся простоте, места ночевок должны быть достаточно большими, чтобы вместить десяток машин, разбить палатки и разместить скотину. В шаговой доступности должен находиться источник чистой воды, окружающий место ночевки рельеф обеспечивать сносную видимость и способствовать охране лагеря от местного зверья. Лично у меня нет сомнений в том, что автохтонная фауна попробует вкусить фауны пришлой. И последнее - обустройство временных лагерей не должно требовать значительного времени и усилий. Уставшие за день люди должны отдыхать, а не убиваться на расчистке леса, таскании воды или превозмогать сон на посту.       Полтора часа до развилки у рудника Ким держалась на крепкую четверку. До рудника шли укатанные колеи практически проселочной дороги, змейкой вьющейся по живописнейшим долинам. Чего стоит водопад, с высоты сотни метров обрушивающий поток воды на прозрачное зеркало горного озера, обрамленного изумрудным кольцом субтропической зелени.    Дорога, даже такая "дикая" - всё-таки дорога. Расчищенная от растительности, в местах, где позволяют грунты, даже подровненная отвалом бульдозера, а в одном месте мешающая проезду излишне твердая скала подрезана взрывчаткой. Езжай да радуйся.    Увы, недолго.    После рудника все тоскливее, но в целом все еще неплохо. Первые километры после развилки, дорога почти не изменилась. Зато у дороги то и дело попадаются небольшие склады круглого леса. Горное начальство справедливо решило, что раз уж им "навялили" прокладку дороги непонятно куда. Неплохо бы совместить неприятное с полезным, попутно организовав заготовку древесины для рудника.    А вот дальше пошло совсем тоскливо. Маршрут забрался на приличную высоту - как бы не пары километров над уровнем моря, полтора так точно. Стройный крепкий лес, годный под деловую древесину, сменился густым, но чахлым подлеском, с тенденцией к высокогорному кустарнику.    Плотно зажатая горами долина закончилась, и бульдозер проложил зигзагообразный подъем на водораздел, верхним концом теряющийся в шапке облаков. Причем маршрут проложен гениально. На первый взгляд склон выглядит непроходимым для техники, но дорожка вьётся так, что практически нет узких поворотов или непреодолимо крутых подъёмов. Отвал соскоблил цепляющуюся за склон хлипкую растительность, а что не соскоблил, без затей перемолол гусеницами. Причем бульдозер проложил маршрут, а потом вернулся обратно на рудник. На обратном пути развернув отдельные деревца против шерсти. Устраняя подобные препятствия, заодно давая Ким передышку, нам с Тимуром пришлось изрядно помахать топорами и бензопилой.    На затянутым густой облачностью водоразделе крупный бульдозер с рудника посчитал свою миссию выполненной и ушел обратно, отправив вперед мелкого собрата, по габаритам не превосходящего "ДТ- 75", а скорее даже ему уступающий.    За четыре с четвертью часа достигаем этой крайней точки нашего сегодняшнего автопробега. Дальше растительность не перемолота в труху, а большей частью варварски обломана у корня. Если "НИВА" спустится вниз, все эти обломанные деревца и кустарники упрутся, не давая "НИВЕ" подняться обратно. Король бездорожья - "Крокодил", скорее всего не ощутит особого дискомфорта, но "Крокодил" принципиально другая весовая категория.    Мест, подходящих для разбития временного лагеря, на данном отрезке маршрута не оказалось. Точнее отличные и просто годные места были, но увы были они почти у реки в самом начале маршрута.    Остается слепо, ибо вокруг все затянуто плотным туманом, верить Тимуру на слово. Что километров через двенадцать-пятнадцать маршрут выйдет на лишенное крупной растительности относительно равное плоскогорье, в глубине которого на запад тянется цепочка небольших озер.    По времени получается часов шесть-восемь пути и солидный запас времени на обустройство лагеря.    - Возвращаемся. Тимур, завтра грузим машину бочками с бензином и везем их на плоскогорье. За день обернемся?    Задумавшийся о чем-то своем, проводник лишь меланхолично кивнул.    Уставшая за день Ким с мольбой во взгляде посмотрела на меня. И не нашла понимания. Мне важно убедиться, что она может ехать не только вверх по склону, но и вниз.    - До рудника, там я пересяду за руль.    Мольба во взгляде Ким сменилась стервозным выражением - "И не надейся, ближайшие пару месяцев у меня перманентно болит голова".

19 число 05 месяц 17 год.

   Амазонский Хребет. День.       Как пролопотал малыш Гойко, - Пиплыл Слеп-шлеп, привес Мууу и лосадку.    Кроме Му-му и лошадок (и как их только впихнули на палубу (ей богу, как шпроты)), колесный "Шлеп-Шлеп" доставил семейство Итц-Лэ.    И на еще недавно большой площадке лагеря внезапно стало тесновато. Намучавшаяся на тесной палубе скотина, радостно ступив на земную твердь, распробовала сочной травы, наотрез отказавшись идти в стойла.    В конечном итоге тупых, но бесправных скотов определили куда положено. Но животины успели изрядно "заминировать" местность, за ночь до неприличия загадив стойла. Поставив вопрос ребром - или перегонять стадо, или снимать лагерь.    Надо ли объяснять, что лишённая права голоса скотина с треском проиграла демократическое голосование по вопросу - кому же убираться первым. После чего совершенно не демократично всю ночь возмущенно ржала, мычала, была копытами, портила воздух, и вообще вела себя крайне асоциально.

Связаться с программистом сайта.

Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"


Источник: http://samlib.ru/d/dimitrjuk_d_a/zagorizont3.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Посадить на перо что это
Выращивать лотос цветок
Цветок с большого клубня
Желтый цветок который раскрывается ночью
Видео огород посадка
Посадить лимон в горшок
Когда и как сажать тую семенами
Цветок коврик портулак


Карьер скальный грунт Карьер скальный грунт Карьер скальный грунт
Карьер скальный грунт


Zlobniy. Предел изоляции (За горизонт -3)



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ